Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Законодательство Контакты 
  НЕ СТОЙ ПОД СТРЕЛОЙ? Разорить нельзя работать … Где ставить запятую?
 
Удивительно, но схема преднамеренного банкротства, гарантией против которой выступает позиция белорусского руководства в области промышленной политики, работает уже почти год как мина замедленного действия на минском заводе «Кранмаш». Впрочем, недавно выяснилось, что действия дирекции предприятия и правоохранительных органов способны этому помешать.
В поденщиках у «прилипал»...
Люди несведущие часто удивляются, когда им говорят, что этот завод на ул. Казинца в Минске, где работает около 120 человек, уникальный для Беларуси, а кое в чем и для европейской части СНГ. Подумаешь, ремонт кранов... Но на самом деле, только этот завод производит козловые краны (основной заказчик - Белорусская железная дорога), и только здесь в Беларуси ведут текущий и капитальный ремонт автокранов и автовышек. Вообще, парк кранов в промышленности и в строительстве надо обновлять, но у основных потенциальных заказчиков до сих пор с деньгами было сложно. А это осложняло и финансовое положение завода.
При этом вплоть до 2004 года безбедно себя чувствовали компании, которые выступали посредниками между заводом и заказчиками. Контролировались они группой хорошо знакомых лиц, представленной в руководстве предприятия. С теми «славными» делами сейчас частично разобрались правоохранительные органы. На скамью подсудимых попали несколько бывших руководителей.
Но висят над судьбой завода, который сделал шаг к оздоровлению, судебные иски, обещающие привести к переделу собственности...
- Наш завод работает в системе Минстройархитектуры, живет за счет ремонта кранов, хотя есть и проекты производства в кооперации с другими предприятиями, — рассказывает Сергей Бибиков, который возглавил «Кранмаш» в 2004 году. - Экономическое положение было тяжелое — 600 млн. рублей убытка, затраты на рубль товарной продукции - до 1,26 рубля. Счета были закрыты, телефоны отключены. Нет оборотных средств - малы объемы производства, а отсюда и убытки. Есть подозрения, что действовал механизм откачки оборотных средств через компании-посредники. Люди, которые приложили руку к этому, имели фирмы, зарегистрированные обычно на их родственников. Через них в 2000-2002 годах принимались заказы, шли поставки оборудования и материалов. К концу 2003 года все оборотные средства были «вымыты». Сознательное составление договоров, заведомо ухудшающих положение «Кранмаша», подчиняющих его «дружественным» фирмам, имело следствием финансовую нестабильность, а проще говоря, долги, растущие как снежный ком.
Естественно, новое руководство начало с разбора завалов, с аудита предприятия. Заключение центра «Системное бизнес-консультирование» было однозначным: «усматриваются признаки преднамеренного банкротства». Государственный завод оказался в поденщиках у негласных управляющих.
Отсроченное банкротство
В августе 2003 года белорусским ,и российским, кредиторам не удалось начать процедуру банкротства, поскольку хозяйственный суд не усмотрел оснований. Началось все в марте 2004 года с иска одного из кредиторов, принятого в производство Хозяйственным судом г.Минска, о пользовании чужими деньгами. В 2004-2005 годах суд вынес ряд решений, и за неуплату задолженностей уже набежало 104 млн. рублей процентов. Это позволяет кредиторам просто ждать накопления суммы долга до размера балансовой стоимости завода, а потом снова обратиться в суд, инициируя банкротство. Возможность открывает п. 27 постановления пленума Высшего хозяйственного суда Беларуси от 21 января 2004 г. № 1, который трактует вопрос о взыскании процентов за пользование чужими деньгами. Видимо, где-то этот пункт действует благотворно, но тут он обернулся против госпредприятия, вступившего на путь финансового оздоровления.
Долги «Кранмаша» - свыше 1,6 млрд. рублей. А балансовая стоимость завода на 1 августа 2004 года составляла 3,99 млрд. рублей. То есть кредиторы (две компании, белорусская и российская, сосредоточили все обязательства) при сохранении статус-кво к 1 января 2006 года могли бы завладеть предприятием. Схема ненова для России, пытались опробовать ее и в Беларуси.
Зимой завод уже не мог ничего выплачивать: счета в банке были заморожены. Обращались в ВХС и в КГБ, в прокуратуру и в Совбез... Обстановка накалилась, и в конце 2004 года коллектив обратился к Президенту страны.
Дело о трех кранах
Тем временем милиция ведет дело о пропаже трех кранов. Они были куплены заводом, но, не заезжая на него, уехали в неизвестном направлении. Вышли на них, когда начался процесс с фирмой, курируемой бывшими должностными лицами завода, по поводу аренды территории. А управление ДФР КГК по Минской
области и г. Минску 6 декабря 2004 года все же возбудило уголовное дело по ст. 240 Уголовного кодекса (преднамеренное банкротство).
Новое руководство попросило суд приостановить действие иска о долге в связи с возбуждением уголовных дел, в том числе в отношении бывших руководителей завода. Но закон есть закон.
- Нам говорят, что преобладают долги российским фирмам, которые переуступают требования по 4-му кругу. Сейчас долг передан фирме из Москвы с белорусским учредителем. Как же не говорить, что предприятие хотят тихо привести к банкротству, - полагает, Опираясь на документы, юрисконсульт завода Александр Баранов.
На «Кранмаше» просили дать возможность стабилизировать ситуацию и уже после расследования уголовных дел разбираться, правомерно ли платить долг тем, кто банкротил завод, чтобы затем завладеть им. После поручения Администрации Президента, данного Совету Министров, на предприятие обратили более пристальное внимание министерство и местные власти. Улучшилось экономическое состояние, на 0,21 рубля на рубль товарной продукции снизились затраты.
Сейчас новое руководство продолжает арьергардные бои с кредиторами, пробуя доказать их истинные цели. Интересно, что при работе с посредниками деньги с расчетного счета завода уходили не туда, куда следовало. Обнаружен платеж в адрес фирмы, которая держала счет в банке «Диалог-оптим», но не все деньги до Москвы дошли. Банк в прошлом году 10 августа был лишен лицензии, но еще «жив» и справку о платежах дать способен... Похоже, заниматься этим будут уже россияне: дело пахнет отмыванием около 20 млн. российских рублей.
Пока в Минске УДФР расследует дело о преднамеренном банкротстве, ОБЭП - дело об украденных кранах, завод оздоравливает свою экономику. «За 2004 год была рентабельность 25 процентов, в 1-м квартале 2005-го прибавили еще 8 процентов, -говорит Сергей Бибиков. — Планы выполняются, зарплата наконец-то выплачивается, а ведь недавно все казалось безнадежным. Портфель заказов стабилен: краны для железной дороги, ремонт автозаправочных контейнеров».
Недавно «Кранмаш» и Минстройархитектуры успешно отчитались о выполнении поручения Администрации Президента, причем министерство указало в отчете, что долги посредническим фирмам губят предприятие. Значит, схема замедленного банкротства действует? И может сработать, если не даст результата уголовное дело по ст.240 УК...
Андрей ПОТРЕБИН


Источник «Республика» №120/29.06.2005
 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 (29) 650-05-70 (velcom), e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio