Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Законодательство Контакты 
  Дана команда: «Жить без банкротов!»
 
История предыстории
Указ Президента Республики Беларусь от 12.11.2003г. № 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» (далее — Указ) некоторые официальные лица успели расценить как новое слово в процедуре банкротства, при этом прогрессивное. Мне в свое время на страницах «НЭГ» пришлось вступить в заочную полемику с председателем Высшего хозяйственного суда по поводу тогда еще проекта Декрета Президента по этому вопросу. Наши точки зрения явно не совпали, потому что я считал нецелесообразным принимать предложенную редакцию проекта.
Теперь, когда Указ уже действует, мое мнение не изменилось, а, наоборот, подтвердились худшие опасения. Начинаю этот материал сразу же с отрицательной оценки, потому что, к сожалению, на мой взгляд, Указ вряд ли будет способствовать активному развитию экономики и привлечению в страну инвестиций.
Не хотелось бы снова «наступать на мозоли», но, тем не менее, хочу еще раз напомнить о тех высоких оценках, которые давали в том числе и судьи хозяйственных судов новой редакции Закона РБ «Об экономической несостоятельности (банкротстве)", вступившего в силу менее трех лет назад. Считаю, что та оценка была вполне заслуженной и Закон действительно соответствует высоким стандартам. Конечно, законы можно и нужно совершенствовать, но при этом должны соблюдаться по крайне мере два условия: 1) совершенствование должно базироваться на объективной практике и серьезном анализе; 2) нельзя при этом забывать и о стабильности законодательства. Полагаем, что в рассматриваемом случае эти условия не соблюдены: для практики реализации такого Закона явно мало времени, а говорить о стабильности тем более не приходится.
После принятия Указа как-то вскользь говорят о тех целях, которые декларировались при его подготовке. Напомним основные из них (изложение вольное): 1) не допустить неоправданных банкротств, навести порядок в этом деле; 2) не допустить неконтролируемого, незаконного захвата собственности (конечно же, имелась в виду собственность государственная, и приводилась в качестве отрицательного примера Россия). Что ж, цели благие, хотя с ними можно и поспорить. Но давайте посмотрим, каким образом они реализованы на практике.
Равенство — на бумаге и неравенство — на деле
В Законе о банкротстве есть раздел IX, регулирующий особенности банкротства отдельных категорий должников — юридических лиц: градообразующие и сельскохозяйственные организации, банки и небанковские кредитно-финансовые организации, страховые организации, фермерские хозяйства, профессиональные участники рынка ценных бумаг. При этом выделение указанных организаций произведено исходя из специфики их деятельности и, вероятно, оправданно.
Пункт же 1.3 Указа предусматривает неприменение процедур банкротства (за исключением мер по предупреждению банкротства) в отношении субъектов естественных монополий, юридических лиц, являющихся режимными и особо режимными объектами и (или) имеющих такие объекты, юридических лиц, имеющих объекты, находящиеся только в собственности государства, обеспечивающих поддержание необходимого уровня обороноспособности, функционирование стратегически значимых отраслей экономики и (или) иные важные государственные потребности. Нетрудно заметить, что в данном случае дифференциация проведена во многом в зависимости от формы собственности и приоритет отдан собственности государственной. Из той же «оперы» и норма п.1.22 Указа, согласно которой госорганы будут теперь представлять суду кандидатуры антикризисных управляющих в отношении государственных организаций и организаций с долей государственной собственности (их уже окрестили в СМИ «комиссарами»). А управляющими на госпредприятиях должны быть не профессионалы, которых уже подготовили, а действующие либо вышедшие на пенсию госчиновники, представляемые госорганами. К тому же деятельность таких антикризисных управляющих не лицензируется. Более того, госорганы могут ходатайствовать перед судами о назначении предложенных ими кандидатур таких управляющих и в отношении других должников, а также проводить их аккредитацию! А как же быть с провозглашенными принципами равенства фирм собственности?
Вообще-то, ситуация в отношении антикризисных управляющих, представляемых госорганами, выглядит по, крайней мере нелогичной. Представим себе, что какой-то госорган назначил директора госпредприятия, который (иногда не без «помощи» этого же госоргана) довел его до стадии банкротства. А затем этот же госорган «находит», в том числе из своих рядов, специалиста, который «обеспечит стабильную и эффективную деятельность, а также восстановит платежеспособность должника». Так может быть, такого человека нужно было назначать директором до того?
Прежде чем повеситься, вымой шею
Очень благая цель в Указе — досудебное оздоровление. Из смысла п. 1.6 следует, что довести предприятие до банкротства вроде бы и допустимо, но вот непринятие мер по досудебному оздоровлению — преступно. «Комплекс» мер, предложенный в Указе, достоин восхищения. Особенно впечатляют такие, как: взыскивать дебиторскую задолженность; привлекать инвестиции, в том числе иностранные (во время нормальной работы инвестора не было, а накануне банкротства он, добрый дядя, конечно, придет); принимать меры по погашению задолженности по государственному заказу, принимать иные меры, не противоречащие законодательству, и др. Не кажется ли вам, уважаемый читатель, что если это не было сделано до того, то вряд ли получится после того? Вообще-то, все предлагаемые меры входят в перечень нормальных действий хозяйственников, а здесь, оказывается, они возводятся в ранг чрезвычайных. И ответственность ведь предусмотрена нешуточная за их непринятие (п.6.1 Указа).
Благая цель — уменьшить количество банкротств, в том числе за счет помощи государства. Но одна из предлагаемых мер снова же вызывает, по крайней мере, сомнения в ее продуманности. Пунктом 10 Указа правительству поручено «ежегодно предусматривать в республиканском бюджете выделение средств для оказания финансовой помощи в целях предупреждения экономической несостоятельности (банкротства) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». И скольких мы спасем от гибели при нашем «богатом» бюджете? Не додумаемся ли ввести специальный сбор с предпринимателей на предотвращение банкротства? А предусмотренная п.1.8 Указа обязанность банков выдавать кредиты «для осуществления досудебного оздоровления, реализации планов завершения досудебного Оздоровления в защитном периоде и планов санации в порядке, предусмотренном законодательством» может при ретивом исполнении окончательно положить «на лопатки» наши и так небогатые банки.
Может быть, стоило бы действовать по-другому? А именно: поручить правительству внести предложения и принять меры по усилению гарантий права собственности, ликвидации излишних административных процедур, стабилизации законодательства, совершенствованию налоговой системы, сокращению перечня «нарушений» и уменьшению санкций, разоряющих предпринимателей, и по другим вопросам. То есть не откачивать утопающих, а создать условия, чтобы их меньше тонуло.
Если всех одинаково стричь, выиграет лишь парикмахер
Можно как-то понять, но трудно оправдать еще одну попытку придания «объективности» процедуре банкротства через установление некоторых критериев. Так, к примеру, одним из оснований для подачи заявления о признании банкротом является «наличие задолженности перед кредитором, подавшим заявление кредитора, в размере 100 базовых величин и более, а в случае, если должник является градообразующей или приравненной к ней организацией, государственной организацией, организацией с долей государственной собственности в уставном фонде, а также юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, имеющим государственные и международные заказы, — в размере 2500 базовых величин и более». Но будет ли этот показатель объективным для всех? Ведь у нас есть, например, понятие малых предприятий, различные объемы, да и ситуацию конкретную следует учитывать, что делали и должны делать, по нашему мнению, прежде всего сами кредиторы и суд.
Представляется, что в этом случае государство «перестаралось», установив «стандарты».
Вообще, специалисты уже отметили, что выполнение условий подачи заявления о признании банкротом зачастую будет вряд ли возможно (п.1.11 Указа). Ну как кредитор добудет «достоверные, документально подтвержденные сведения о неплатежеспособности должника»?
Выше уже говорилось о мерах по судебному оздоровлению. Нужно отметить, что авторы Указа оказались последовательны и включили в перечень документов, прилагаемых к заявлению должника о признании банкротом, «документы, свидетельствующие о том, что руководители организаций, собственник имущества унитарного предприятия, учредители (участники) юридического лица, индивидуальные предприниматели, государственные органы и организации, местные исполнительные и распорядительные органы в пределах своей компетенции в порядке, установленном законодательством, разработали меры по досудебному оздоровлению (а должник осуществил эти меры) или приняли решение о нецелесообразности проведения досудебного оздоровления». Здесь можно отметить, в частности, что даже сбор необходимых документов в этом случае может оказаться весьма проблемным, не говоря уже о проблемах их оценки.
Ответь мне, товарищ, за все, что ты сделал…
В рамках работы Консультативного совета по иностранным инвестициям при правительстве неоднократно обсуждался вопрос о реализации на практике нормы части второй п.З ст.52 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) о субсидиарной ответственности при доведении до банкротства, в частности, в отношении круга лиц, на которых может быть возложена такая ответственность. Эта проблема волновала и суды. В Указе кое-что прояснилось в этом отношении, но… Так, помимо собственников, учредителей (участников) юридического лица прямо назван руководитель должника. Это представляется небесспорным исходя из следующего. И в ГК, и в Указе содержится указание на «лиц, имеющих право давать обязательные для должника указания либо имеющих возможность иным образом определять его действия». На наш взгляд, речь должна идти о «внешнем» воздействии на организацию, а руководитель ее дает указания и определяет действия работников, т. е. действует «внутри» организации. Не выдерживает никакой критики и срок, в течение которого можно предъявить иски о привлечении к такой ответственности — 10 лет с момента возбуждения дела о банкротстве! Вопрос: многие ли после этого захотят быть руководителями?
Задачи ясны. За работу, товарищи?
Выше мы уже говорили об основных целях Указа. Возможно, формально количество банкротств мы таким образом и уменьшим. Но изменится ли в связи с этим к лучшему экономическая ситуация? На наш взгляд, главные выводы (прямо скажем, грустные), которые можно сделать из этого документа, следующие:
1) мы в очередной раз отступили от принципа равенства форм собственности;
2) государство сделало еще одну попытку решить чисто экономические проблемы административными методами. Но практика уже подтвердила: как только мы усиливаем административное вмешательство в экономику, дела почему-то не улучшаются, а наоборот;
3) Указ № 508 можно расценить и как выражение недоверия судам. Возможно, они и совершали какие-то ошибки, но ведь и практика работы по новой редакции Закона о банкротстве пока явно недостаточная;
4) вряд ли подобное решение будет способствовать улучшению инвестиционного имиджа страны;
5) вероятно, мы практически уничтожим существующий институт антикризисных управляющих. И не только потому, что вместо них на госпредприятия и с долей собственности государства придут госчиновники, но и через усиление влияния госчиновников на процедуры подбора, организации подготовки и аккредитации этих лиц, а также ограничения на занятие ими другими видами деятельности и на количество дел, в которых они могут участвовать. Нужно также вспомнить об ограничении их оплаты, которую раньше ввело правительство. А ведь на подготовку этих кадров затрачено немало времени и средств;
6) есть опасность консервации неэффективной системы хозяйствования с помощью предусмотренных Указом мер.
Как-то на совещании я задал одному из представителей госорганов вопрос, на который он так и не ответил: какова основная цель банкротства и Закона о нем и какова основная цель Указа? Не будем заниматься ликбезом, приведем лишь слова из статьи одного из авторов альтернативного проекта бюджета Беларуси на 2004 год Ярослава Романчука: «Экономика без банкротства — это как религия без греха». Будем безгрешными? Или купим, как в средние века, индульгенцию?
Валерий ФАДЕЕВ,
советник проекта «Развитие объединений малого и среднего бизнеса в Беларуси» Международной финансовой корпорации, заслуженный юрист Республики Беларусь

Источник «НЭГ», 9 декабря 2003 г., № 95
 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 (29) 650-05-70 (velcom), e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio