Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Законодательство Контакты 
  На рубеже нового десятилетия
 
2010 год завершился. Что это? Так себе, переход к очередному серому маловыразительному году? Или старт в некое новое состояние?

2011 объявлен годом предприимчивости. Не только для предпринимателей, кстати.

Именно с этой точки зрения интересно выяснить, в каком состоянии мы нынче находимся, и что будет определять нашу жизнь в предстоящем году.
Точки опоры нашей макроэкономики

Главное и традиционное в анализе происходящих изменений – диагностика макроэкономики. Оценка ситуации, ее диагностика дает возможность оценить плюсы и минусы самой экономики, наших действий. Сформулировать варианты более точной, «заточенной» экономической политики.

ВВП сейчас начал расти. В новое десятилетие мы входим с показателем суммарного конечного продукта товаров и услуг в объеме 54559 млн. долларов (по официальным данным средневзвешенный годовой курс рубля составил 2987.6 белорусских рублей за 1 доллар США). Проще говоря, мы можем производить в прямом пересчете почти на 55 млрд. долларов собственного производства товаров и услуг. Что немало, если сравнивать с 90-ми годами. Добавим к тому же, что данный показатель отличается от величины ВВП по паритету покупательной способности, когда он с учетом разницы в ценах в США и у нас может быть почти в 2 раза больше. Держаться в рамках 9500-10000 долларов. Условно, конечно.

Доля белорусского бизнеса подсчеты в ППС не столь важны. Ценность представляют измерения в «реальных баксах». И этот показатель для всей страны, естественно, важен. Тем более что подсчитанная текущая емкость рынка достигла величины в 23.3 млрд. Таким образом, все население страны входит в новое десятилетие с экономикой, у которой 42.7% новой стоимости уходит в потребление, распределяется внутри между потребителями страны.

Конечно, если так, то какой удельный вес наших инвестиций в достигнутом уровне ВВП? Агрегаты всех инвестиций составили примерно 18 млрд. долларов, что не очень-то отличается от ситуации лет десять тому назад. Хотя, как посмотреть.

Мы смогли запустить «инвестиционную машину» с первых лет нынешнего века. По существу инвестиционные потоки сопоставимы с 33.2% потоков ВВП. Но, что лежит в основе такой «машины»? Разбираться надо основательно и серьезно. Хотя главные пороки находятся внутри самого общества. Инвестиции для нас не только, и не столько проблема экономическая, сколько психологическая и социальная.

В чем ее особенности. В любой стране инвестиции могут формироваться либо за счет внутренних сбережений, либо за деньги иностранцев. В последнем случае правительство напрягает себя в поиске, так называемых, инвесторов. Особенно, когда много государственной собственности, которую можно и продать втихаря. Скажем сначала продать пару молочных заводов за журавля в небе, оптом – остальное.

Очень хорошо, что белорусский президент не оставил камня на камне от таких инвесторов из России, действовавших под брендом «Денон». Страна вошла в фазу развития, когда стартуют инвестиции, должна происходить реструктуризация основных сегментов экономики. Но пока, главного старта не произошло. Слабоваты инвестиции и количественно, и качественно.

Создавать новое производство за деньги иностранцев – нет проблем. Но практически пора бы начинать и развитие собственного капитала. А его нет, либо так мало, официально, что ситуация вызывает много вопросов.

Скажем, почему для поддержания всего 7% прироста ВВП нам потребовалось увеличить кредиты на 40.9%. Этот бурный денежный поток подорвал потребность в формировании полноценного капитала. Зачем создавать свою собственность, свой капитал, если слева и справа раздают деньги всем государственным предприятиям. И давать деньги в пользование предприятиям и населению является весьма выгодным бизнесом.

Такая денежная политика имеет под собой конкретные интересы. Прибыль белорусских банков выросла за 2010 год на 44.1%. Промышленная прибыль, для сравнения, увеличилась за 2010 год всего на 28.3%. Акцентируемся – это прибыль после уплаты налогов, да еще рассчитанная в текущих ценах. С учетом динамики цен в исследуемом сегменте спросим показатель до уровня примерно 21%.

Получается, что в «создателе» ВВП, в главном сегменте национальной экономики суммарные агрегаты доходности выросли на 21%. В распорядительном денежном (банковском) сегменте за счет расточительной раздачи кредитов «на все-про все» доходы росли в 2 раза быстрее (44 пункта).

Такая банковская, кредитная экономика весьма подозрительна по исходной конструкции и результату. Деньги у нас не имеют объективной основы (мы не живем в рамках золотого стандарта), они «печатаются» и распространяются лучше, чем газеты и книги. И надувай производство и потребление такими «знаками», подтапливай систему этой массой, и рост будет. Количественный, но что станет с качеством национальной экономики?

Кстати, не следует забывать и о том, что в стране 17% предприятий в промышленности являются убыточными. Это – лузеры, которым часто и деньгами помогать смысла нет. Но и они получали кредиту на зарплату, сырье, материалы. И на многое другое.

По этой причине многие предприятия страны закрыты от информации, директора с повышенной подозрительностью относятся к любой попытке получения экспертами и специалистами достоверной базы данных, размеров кредитов, задолженности и иным цифрам.

Есть и еще более опасная «жизненная перспектива». Об этом надо говорить чаще и настойчивее. Дело в наших затратах и результатах. Обратимся, вот к чему. К раздутой практике не просто получения денег, а получения валюты для элементарной экономической деятельности. На валюте наши директора и бизнесмены просто разбаловались. Иностранная мебель, салоны которой на каждом шагу, импортные апельсины и ананасы стали символов безудержных трат. Наряду с выплатой такой зарплаты, что в 90-х годах вызвало бы инфаркт от радости.

С другой стороны, для собственного производства мы купили иностранных сырья и материалов в 1.5 раза больше, чем в 2009 году. Одновременно только для прироста потребления мы увеличили импорт на 32.8%. Это же надо, при приросте реальной зарплаты всего населения на 13.2% столь масштабные изменения национальной потребительской психологии.

Что же происходит? Работает тренд, который мною был выявлен еще в конце 90-х годов. Завышенные усилия по росту благосостояния страны за счет прироста зарплаты выше темпов прироста ВВП ведут объективно к более быстрому росту импорта. При неизменном обменном курсе страна погружается в «пучину импорта» и последовательно увеличивает дисбаланс экспорта и импорта. Радость потребительского свойства сопровождается обогащением банков, улучшением доходной части торгового капитала. Через какое-то время собственное производство начнет стагнировать.

И все это осуществлялось за валюту. Отрабатывается тупо несколько лет в рамках самоубийственной экономической и финансовой политики. При странном молчании «официальных экономистов», которые, надеюсь, способны выявить и диагностировать данную ситуацию. Этакое самоудушение собственной экономики при помощи иностранной валюты.

И где ее брали? Заимствовали, брали с радостью и восторгом, преподносили эти расточительные действия как показатель нашей успешности. Хорошая экономика – значит под нее (и под нас) деньги дают. Кредиты МВФ и иных организаций позволили прирастить валютные резервы страны до 6.8 млрд. долларов. Такие деньги надо отдавать, причем с неплохими для бенефициаров процентами.

И где еще брать деньги? Собственные продажи? Они росли, но судите сами. Весь совокупный экспорт страны прирос на 16.1%, причем абсолютно за счет прироста цен на мировом рынке. Физически мы мало чего достигли в продвижении своих товаров и услуг на мировом и региональных рынках. К сожалению, это обстоятельство должно заставить нас провести широкое расследование причин такой ситуации.

Когда национальный экспорт «завис» остался в рамках прошлого года, то главный вывод – страна теряет внешнюю конкурентоспособность. Конечно, обидно, но такую ситуацию можно было и предвидеть. 2010 год был не столько экономическим, сколько политическим. Плюс – выход на новое качество – Таможенный Союз. Эта данность внесет еще более серьезные коррективы в положение страны.

Что же следует ожидать? Каковы первые сигналы? Теоретически мы в рамках созданного союза закрываемся от внешней экономики. Снижаем уровень рисков и угроз рефлексивных иностранных рынков.

Судите сами, нефть и газ покупаем дешевле и проще. Снижаются издержки на энергетическую часть затрат. Можно экономить и перераспределять структуру издержек не только в масштабах национальной экономики, но и на отдельном предприятии.

Плюс – открывание рынков России и Казахстана. С нашей конкурентностью мы можем прорываться на региональные рынки России, особенно по потребительским товарам. Кстати, в этом отношении создается прецедент резкого снижения китайского импорта. Причем, данная перспектива имеет позитивный выход на белорусскую легкую промышленность. И на другие сектора нашей экономики. Практически на все.


Направления активности и предприимчивости

Полагаю, что время самовлюбленности нашей экономической элиты, неономенклатуры в свои действия прошло. Власть устаревшего (физически и морально) директората приходит к концу, о чем неожиданно высказался недавно и глава государства. Действительно, все, что можно было выжать из нашего «социалистического лимона», мы уже выжали. Ждать, что кто-то купит наши районные предприятия, там смонтирует новую технику, обучит людей – дело бесперспективное.

Иной вариант – бюджетными деньгами и приказами. Увы, также много не получишь. А деньги зарабатывать мы должны. Но, где и как? Это вопрос вопросов.

Самый простой способ – раздать указания и приказания. Не пойдет. Все-таки уже решились – экономика инициатив. Директивами будем поосторожней.

Есть и теоретическая ценность вопроса. Традиционно мы владеем 3-мя факторами производства. Капитал – труд – земля. Это понятный набор наших возможностей. Есть и «нечто», гораздо более эффективное, но многим нашим полисимейкерам непонятное, пугающее.

Это - «человеческий капитал», интеллект и знания как новый фактор производства стоимости, фактор резкого увеличения динамики развития страны и общества. Этот фактор – реальная «ядерная бомба». Она пока не сконструирована ни в одной стране, и по этой причине нигде еще не «взорвана». Проще создать такой минизаряд в небольшой стране, в ограниченном пространстве. Хотя бы и по причине, что «критическая масса» заряда может быть меньшей. В сопоставлении с гигантскими странами, лидерами мирового роста. А иногда, если им повезет, и развития. Хотя последнее – кому как.

Интеллектуализировать страну сразу мы не можем, и не сможем. Элиты традиционного типа могут взорваться своими протестными не настроениями, а элементарными действиями. И мы имеем противоречивую ситуацию стране.

Во-первых, из 3-х факторов производства у нас работает, более или менее ясно – труд. Полная занятость с 1 миллионом уехавших собственных гастарбайтеров. Собственно, за это им и спасибо, а также тем российским регионам, которым они оказались нужнее. Что, кстати, соответствует и национальным экономическим интересам Российской Федерации. А по причинам объективным, каузально детерминированным импортировать человеческие, трудовые ресурсы Россия будет в обозримые 20-30 лет.

По этой причине не надо бояться «вывоза труда» из Беларуси. Не надо и придумывать разные схемы по возвращению наших соотечественников домой. Вспоминаю в прошлом году один из круглых столов в Вильнюсе, на котором обсуждался вопрос, как вернуть выпускников ЕГУ в Беларусь. Абсолютно ненужная тема. Селекция и вивисекция белорусского человеческого капитала может быть разносторонней и не очень-то национально ориентированной.

Перейти к «экономике знаний» мы в массовом порядке едва ли сможем. Тем более, если даже искренне станем заботиться о росте образования, делать героические усилия в этой сфере. Где, кстати в чиновничьей сфере собралось большое количество выпускников «педагогов», тех, кто, по их мнению, умеет учить.

Вот этого нам не надо. Размазывать человеческий капитал по всей территории страны, по отраслям деятельности не стоит. Точно также не стоит и в духе структур и институтов образования готовить странные «кадры» для новой «экономики знаний». Кстати сами университеты и институты высшего образования достигли давно «принципа Питера».

Выстраивать нечто при искусственном оплодотворении науки и производства также сомнительно. Даже, если премьер-министр стажировался немалое время в данном сегменте. Думаю, что он более других представляет насколько ограничены возможности старта страны с этого «космодрома».

Подумаем о факторах - «капитал» и «земля». Да, по этим компонентам наблюдаются и теоретические и практические сложности. Капитал для белорусских полисимейкеров, а также и для общественного сознания, мерцательного типа, является опасным и странным феноменом. Представьте, был план по приватизации на прошедшие 3 года. Этакий вариант просвещенного реформаторства. Где же еще обнаружишь такой итерационный и демпферный подход.

Думайте, решайтесь. Просчитывайте ситуацию, В конце концов, ну разделите сами эту собственность между чиновниками, их родственниками, женами, детьми. И, что вы думаете получилось в рамках нашего толерантного общества?

Приватизировано «по плану» всего 10% намеченных предприятий государственной и муниципальной собственности. Феноменальный результат. Чего только не делали в 2010 году, только от собственности отмахивались, как черт от ладана. Что же на самом деле сыграло главную роль. Боязнь капитала, как такового. Боязнь попасть под раздачу, что обычно достается первопроходцам. Тем более – по целине собственности.

«Земля» - как фактор производства перестала быть фактором решающим определяющим. В сельском хозяйстве страны создается всего 7.5%. Это самый малый вклад в ВВП страны. Представьте себе, что в «общественном питании» вклад 11%. Неужели рестораны и кафе со столовыми (кто их сейчас посещает?) дают больший прирост конечной величины новой стоимости, чем все сельское хозяйство?

Однако, захват земли, «черный передел» происходит в Украине, России. С человеческими жертвами, насилием. Словно земля является «фамильным серебром». Странность крестьянского, советизированного сознания миллионов населения постсоветских стран таким образом реализовало себя в начале этого столетия.

Хотим мы этого или нет, но главным фактором экономики становится человеческий капитал. Территория его реализации - «экономика знаний» - пространство и создания новых стоимостей, новых материальных и духовных ценностей. Но методов оценки такого вклада, простых и распространенных пока нет. Хотя замеры и величины вклада знаний в развитии общества и ВВП проводились и будут развернуто осуществляться.

Кстати, вполне естественно такие расчеты строить на базе замера времени пользования компьютерами, информационными системами. И здесь агрегированные показатели могут быть ошеломляющими. Вполне возможно, что мы явно перепрыгнем 7-11% от ВВП, что сопоставимо с сельским хозяйством или транспортом.

Обдумывать ситуацию векторов развития Беларуси дело полезное, хотя пока оно не стало особым предметом заботы элиты страны. Но есть и понимание главных предпосылок развития. Не впадая в подробности, хотелось бы отметить мотто «2011 – год предприимчивости».

На мой взгляд, принятие такой ценности жизни и есть реальное достижение развития Национальной платформы бизнеса, изменение психологической и социальной ситуации в сторону новых ценностей, новых ориентиров нашего сообщества.

Да, есть у нас выбор. Можем вкладываться, интенсифицировать использование, реализацию каждого из трех факторов производства. Можно об этом не думать, но конкуренция вне и внутри страны заставить не просто думать об этом, но и поступать соответствующим образом. И надеяться на включение четвертого фактора – интеллекта.

Но как это лучше сделать? Самый надежный путь – развитие нового феномена бизнеса. Количественное и качественное начало – самостоятельности и активизации деятельного человеческого начала.

Теоретически мы можем стимулировать резкий взлет экономической активности в стране. Для этого, действительно, как было в программе одного из кандидатов в президенты, следует перейти от «экономики директив к экономике инициатив». Точный диагноз, он нам нужен для формирования соответствующего «драйва» в Минске, Гродно или иных городах Беларуси. Еще более нужен такой поток инициатив на локальном уровне, в малых городах и поселках.

Но дело только начинается. Такой старт может и «зависнуть». Причин появится много, особенно если формально подходить к этой общенациональной задаче. Второе соображение, которое появляется в этой связи – года мало. Десятилетие – да, неплохо. И разные мотто для ближайших лет. Для того чтобы бизнес самоактивировался и проникал во все сегменты национальной экономики.

Конечно, возникает вопрос, где важнее стимулировать «приход» собственного национального бизнеса? Во-первых, сфера услуг, которой надо пройти свой путь революционных преобразований. Она осталась между «молотом и наковальней». Хотели и требовали производства, а то, что услуги и есть производство, забыли. Научились покупать услуги туристические – это хорошо кому-то тратить деньги за пределами страны, но плохо для всей страны. Но массив услуг велик, а предложение их пока слабое. От медицинских до образовательных, хотя основная матрица сформировалась. И застыла.

Во-вторых, инфраструктурные вложения. От райцентра до Минска. Все, что связано с благоустройством, обработкой мусора, новыми проектами, пора отдать малому бизнесу. Их доля может быть выше привычных величин в 15% бюджетных расходов, которые можно отдавать национальному предпринимательству.

В-третьих, развитие диверсифицированных схем взаимодействия крупных и малых предприятий. Это стали называть частно-государственное партнерство, хотя моделей такого взаимопроникновения может быть гораздо больше.

Это – краткий листинг вариантов действий в год предприимчивости. И интересно, как быстро удастся перейти от многих лет задумчивости к первому году предприимчивости.

А «экономика знаний»? Это уже после элементарного развития новой экономики, предпринимательства и предприимчивости. Но может и «не совсем после». Кому, как не нам самим ответить на этот удивительно интересный и перспективный вопрос. А пока, обратите внимание, что в самом-самом интеллектуальном Сколково требуются, как ни странно, завхозы. И почему бы там белорусам не начать с простого?



Леонид Заико, научный обозреватель
Специально для газеты "Антикризисное управление"


Газета "Антикризисное управление", №2(32) за февраль 2011 года




Источник "Антикризисное управление", №2(32) за февраль 2011 года
 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 (29) 650-05-70 (velcom), e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio