Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Законодательство Контакты 
  2011: что считать итогом?
 
Новый год настает, и, что совершенно точно, 1 января 2012 г. обвальной девальвации не будет. Абсолютно точный прогноз. Кто будет спорить?
А что еще является важными экономическими итогами года? Отметим самые интересные из них.
Количество или качество?

Никто не ожидал развития ситуации по такому неблагоприятному сценарию, который был реализован в 2011 г. Причем нагрузки на курс, денежную систему были, соответственно, и в 2010 г. И пролонгировать данную ситуацию можно было бы на несколько лет вперед. Откупаться обещаниями об интеграции, продажей государственных активов, распродажей недвижимости и части национальных ресурсов.

Но с января-февраля сломалось. Все, что удерживало ситуацию. Президент назвал причину, охарактеризовав нынешнее правительство худшим по сравнению с прошлым. Сомневаться в истинности оценок главы государства смысла нет. Президент А. Лукашенко прав в диагностике положения дел в стране.

Эти и другие обстоятельства вынудили поспешить сделать важные вещи: получить дешевый газ в обмен на трубы и иные уступки, стимулировать инвестиционную активность за счет строительства атомной станции, войти в новую интеграцию. Обожглись, надо исправляться.

Без Беларуси не может быть ни Таможенного союза, ни единого экономического пространства. Сейчас, и потом. Это — итог итогов, хотя весьма противоречивый. Скорее, «предитог». Скорость выхода на соглашения по единому пространству (какому только?) объясняется трудностями нашей страны. Собственно, именно 2011 г. стал показательным. Чего стоит знание, а точнее незнание экономической теории! Слабость в применении современных рыночных технологий.

Текущая ситуация быстротечна, и можно легко проскочить мимо исходных, базовых проблем. Искать ошибки во вторичном, производном. А они по этой причине как были, так и остались. И с успехом будут повторены, дополнены и улучшены. И опять ступор, квик-старт к новым ошибкам.

По этой причине выделим системные ошибки. Первая: деньги должны быть полноценными. Суррогаты возникают при постоянном фальшивомонетничестве. Что стыдливо называется «кредитной эмиссией». Конечно, немного эмитировать можно, что и М. Кейнс рекомендовал делать в случае деловой активности.

Немного можно, на 3–5%. Слегка и мягко. А у нас эмитирование составляет в этом году величину сверхвысокую. За январь-сентябрь 2011 г. выпуск Национальным банком денег в обращение составил 3,2 трлн рублей, или в 2,9 раза больше, чем за январь-сентябрь 2010 г. (приводимые статистические данные и тренды взяты только из официальных источников)

Динамика денежной массы и цен в 2010 и 2011 гг. (цепные индексы)




2010

Что первично, а что вторично? Цены есть денежное выражение стоимости, и этого достаточно, чтобы понять причину ценопада. Нет увеличения М2 на такую значительную величину, как в 1,5 раза, не было бы такой инфляции и девальвации.

Сидели бы без денег? Кое-кто — да. Но деньги зарабатывались экспортерами, причем в значительных количествах. Хватило бы при стабильном М2 не только на обеспечение курса, но и на его ревальвацию. Парадокс. «Пищали» бы директора субсидиарных предприятий, губернаторы махали бы руками: дай, дайте денег на посевную, на уборочную! Чтобы потом продавать мясо по 80 000 рублей за килограмм.

Получили аграрии в этом году 18% (мнение главы государства), 16% (оценка одного из вице-премьеров) всего бюджета на эти цели. Странно: если деньги бюджета, то отдавайте им из налогов. Нечего припечатываться, распечатывать билеты Национального Банка!

Именно в марте и начал ложиться обменный курс. Дрогнули все: чиновники, министры, банкиры. И начался урок — экономический аспект «закона сохранения». По Ломоносову, делать бы деньги лишними не стоило, по нашим понятиям — можно.

Аргумент один — раньше получалось. А тут валюта на машины, и практическое безвластие идей, и дряблость и серость в реакции на ситуацию. А ошибка проста — белорусские деньги должны выполнять, прежде всего, функции меры стоимости и функции средства сбережений. И иные функции, соответственные теории денег.

С марта 2011 г. белорусские деньги перестали выполнять функцию меры стоимости. Вся экономика стала работать вслепую, на ощупь. И этот ощупь в каждом секторе был свой. Каждый бизнес «щупал» ситуацию, как вдовицу Куикли. Если вспомнить Карла Маркса.

Эта качественная ошибка в нашей бюрократии не принималась. Этакий нонсенс в выполнении решений руководства. И результат был потрясающий. Взломали алгоритм денежной экономики, «распилили» деньги, этак походя. Сделали при этом вид, что ничего аномального не происходит.

Однако отметим, что одновременно мы шли по пути количественных приращений. Уповали на рост ВВП и увеличение объемов производства. Добились этого в последние годы. И что же было с нами? Уверенный спурт в новое глобальное рыночное пространство? Что-то получилось?

Проверим на цифрах. Продажи белорусских товаров за границу увеличились за 9 месяцев на 68% и составили 29,56 млрд USD. Рекордный показатель, и все было бы отлично, если бы не «случился» импорт на 33,6 млрд. Опять в отрицательном чистом экспорте. Вместе с тем резкое падение доходов домашних хозяйств вызвало цепную реакцию снижения внутреннего потребления. Это пока на ряде сегментов потребительского рынка, но тренд заработал, и его лучше увидим в 2012 г. От депрессии психологической вполне вероятен переход к депрессии экономической. По крайне мере, во всем мире потребление домашних хозяйств, его динамика есть один из лучших диагностических показателей. Скажем, строительство новых домов и выпуск автомобилей — уже не чисто американская тема.

И где, на каких внешних рынках получили выдающиеся результаты? На рынках России? Да не очень: в Россию вывоз белорусских товаров прирос на 45,8%, а импорт — на 42,8%, что много. Но и наши цены стали доступными, рубль упал почти в 3 раза. Такое бывает чрезвычайно редко в мировой и национальной практике. Да и уж лучше не было бы такого совсем. Наш шок для населения был острым и глубокими. А терапии никакой и не применялось, что свело термин «социально-ориентированная экономика» к нулю.

Самый большой прорыв в экспорте получился на рынках вне СНГ. И вне ЕС. Сравнительно небольшой сегмент «чистого» мирового рынка, который у нас находился всегда в рамках 10-12%, стал чемпионским. В 2011 г. по сравнению с 2010 г. продажи на глобальных рынках увеличились на 90,9%. Да и в объеме мы стали продавать своих товаров уже на 15 млрд долларов, а до конца текущего года можем приблизиться и к 20 млрд.

Даже не интересуясь кошельками и доходами белорусов, любой ученый-экономист придет к выводу, что основной разогрев пришелся на внешние рынки. Во-вторых, девальвационный эффект был сверхвысоким. В-третьих, последствием такого макроэкономического эксперимента должна быть процедура выравнивания и сбалансирования основных агрегатных величин.

Таким образом, можно сформулировать цели 2012 г. Сам рост в деформированном виде просто не нужен. Он будет опасен, воспроизведет проблемы, как прошлые, так и текущие.

Что сие означает? Качество экономики, пусть без приватизации, без либерализации — главная цель экономической политики. Не надо пожарных цифр. Все чиновники испугались президента и живо составили прогноз под 5% прироста ВВП. Глава государства сам был удивлен таким тотальным согласием, потом на встрече с «научными людьми» переспросил, как быть. Может, хватит и «0» процентов?

Этот вопрос остался без ответа. Хотя научный анализ дает основания считать, что в экономике созданы новые равновесия. Особенно на внутреннем рынке: спрос и предложение изменились не только как величины, но и как качественные характеристики. Статистика продаж начинает это схватывать.

Политики, озабоченные такой ситуацией, стали исправлять ситуацию общим повышением уровня заработной платы и доходов, что повторяет ошибки прошлых лет. Начинается тем самым новая фаза нездорового разогрева экономики. А собственно, к чему мы придем? К показателям и ситуации января 2010 г. Не больше и не меньше. И зачем эти кувырки года 2011?

Можно анализировать те или иные находки и потери, но при этом возвращаться к прежним ошибкам. В отечественном самопознании это всегда ассоциируется с ходьбой по граблям. Наука же позволяет ходить мимо граблей. Рекомендует, как это делать.


Потери и выигрыши бизнеса

Стоить вспомнить, что главный для бизнеса документ был подписан главой государства 31 декабря 2010 г. Казалось — вот он, успех делового сообщества. Начинается путь в нормальную рыночную экономику, стоит только еще «под это» оформить необходимые постановления, законы, правила, регулятивы. Вроде как развивать успех новой «деловой» экономики страны.

А что получилось? Уже к лету национальный капитал практически потерял ? своих денежных активов в реальном измерении. К осени такие потери достигли 2/3 частного оборотного капитала. Добавим к оценке ситуации и то, что основного капитала у нашего бизнеса совсем мало. Удивительно мало, что отражает ситуацию «Развитие капитализма в Беларуси», но явно не в ленинском понимании и трактовке.

По этим потерям и растворении капитала что-то наблюдается? Нет, всеобщее молчание. Сами носители новых производственных (капиталистических) отношений словно в рот воды набрали. Начали восстанавливать потери ценовым способом. Погнались за монополистами в гонке цен. Просто и незатейливо.

Что-то можно было предложить? Да, естественно. Новый социальный контракт между бизнесом и правительством. Суть его была проста: потери капитала достигаются за счет отмены на 4 года налога на прибыль. При средней норме прибыльности в любой экономике за четыре года можно восстановить оборотный капитал, оставаясь в жестких ценовых рамках. В таких условиях бизнес придерживается тактики уравновешивания цен, максимального использования только ER = 8 500 рублей за доллар.

Идеализм? В определенной степени, но проверка правил игры годится именно для бизнеса. Лидерство в ценах начинается с импортных товаров — там цены назначаются не рынком, а предпринимателями. Их помощниками и сподвижниками. А проверять выполнения правил может только профессиональная этика и убежденность в том, что инфляция не есть что-то абстрактное. Когда предприниматель продает газовый баллончик для плитки (1,5 USD) за 20 тысяч. А самый речистый — за 17 000, то понимаешь, что нашими «творчески мыслящими предпринимателями» овладел дух наживы и мести всем и вся. Чиновникам — за странный обменный курс, покупателям — за то, что они «чего-то еще хотят»...

И это — одна из тяжелых потерь нашего бизнеса. Он стал социально неадекватным в столь сложных испытательных условиях. Он перешел не к производству своих товаров, а к компенсации потерь за счет домашних хозяйств.

Хотите пример? Простой, как репа. Точнее — редис. В июне 2011 г. на прилавках супермаркетов появился немецкий редис (редиска) по 24 000 рублей за килограмм. В красивой упаковке. И другого не было. Бабушки торговали семечками и огурцами, причем цены соответствовали мере стоимости в долларовом эквиваленте.

В октябре — опять немецкая «редиска», еще дороже. Рядом — итальянские сливы по 12 900 и сербские томаты. Через неделю появились сербские яблоки и бельгийские груши. Но белорусского ничего не добавилось.

Что это означало? Наши экономические агенты «болтали ногами» и «пищали» о неполноценности денежной политики. Не стало денег для покупки импорта. Стали размениваться по 12 000 за доллар. И все шло-ехало по самому тупому сценарию. Сербские яблоки и немецкий редис торжественно доказали, что мы не хотим зарабатывать деньги.

Новый обменный курс уже в сентябре-октябре показал: импорт выжигается из страны. Должен быть уничтожен собственным предпринимателем. Иностранные конкуренты должны покидать страну.

А у нас ничего. Итальянские сливы стали продаваться по 31 000, яблоки сербские сменились на польские. И так по другим товарным позициям.

Что это означает? В стране отсутствуют механизмы конкуренции, полная асфиксия. Национальный бизнес никак не отреагировал на уникальную ситуацию занять место иностранного бизнеса. Он оказывается нежизнеспособным? Мы имеем дело с мутантным предпринимательством, которое лежит в экономической луже и пускает пузыри?

Хотелось бы понять именно это получше. Возможно, что наши представления об отечественном предпринимательстве оказались идеалистическими. Оно плохо диверсифицировано, не знает конкуренции и не ищет новых путей в развитии рынка? Очень на это похоже.

Получается, что правительство в 2011 г. было ниже плинтуса. А предприниматели были ниже другого плинтуса. Забылись в мечтаниях о «хорошем» обменном курсе. И ничего, кроме суетливых движений, не произошло?

Да, потребуется время для того, чтобы выявить, какие мы есть на самом деле. А главный итог года — шанс для старта нового бизнеса при реальном ценовом, стоимостном подавлении импорта, иностранных конкурентов. Но этот шанс использован не был по причинам новой формы асфиксии бизнес-элиты. В отличие от российского бизнеса, который в аналогичных условиях 2008 г. стартовал в будущее, наши предприниматели к концу 2011 г. получили новое таможенное интеграционное пространство и новый конкурентный пресс со стороны российского бизнеса.

Казалось бы, выигрыш был. В таких ценах, каких существуют иностранные товары, причем не только на потребительском, но и на инвестиционном рынках, мы явно можем создать свои конкурентные товары. Не только редис или сливы. Чего хватало в наших усадьбах, но товарной продукции не было. Не стало товарной продукцией. И никто не стал заниматься «товаризацией» продуктов белорусских производителей. Странная безделица? Прибыльность выше от торговли итальянскими сливами? Дискаунтеры забылись в своем товарном совершенстве?

Да, кстати, по мнению наших лидеров бизнеса, на 95% крупные торговые сети — иностранные. И ведут себя как «аллиенс», инопланетяне? Вполне напрашиваются сопоставления. Но время для коррекции есть.

Конечно, 2012 г. будет лучше года, который уже заканчивается. В экономическом смысле реально закончился. Как разломный или переломный? Ответ категорический пока не очень-то получается.

Но таких проколов и клэшей точно не будет. Слишком дорогая цена для тех, кто пожертвовал 2/3 своего капитала. Для населения, потерявшего 2/3 своих сбережений (в белорусских рублях), но пересевшее в более «новые подержанные автомобили». И увидевшее, что солярка может быть дороже «95-го» бензина, причем «евро-5».

Год парадоксов, испытаний. И он прошел. И этому будем рады. И тому, что хуже уже не будет.

С Новым Экономическим годом, дорогие товарищи предприниматели и читатели!!!



Леонид Заико, научный обозреватель
Специально для газеты "Антикризисное управление"



Газета "Антикризисное управление", №12(42) за декабрь 2011 года




Источник "Антикризисное управление", №12(42) за декабрь 2011 года
 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 (29) 650-05-70 (velcom), e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio