Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  Кризис и управляющие
Серия публикаций о судьбе предприятий–банкротов поставила несколько острых вопросов. Почему процент организаций, прошедших процедуру финансового оздоровления, столь мизерный? Насколько эффективно сегодня контролируется деятельность антикризисных управляющих, в руках которых находятся солидные активы и судьбы трудовых коллективов? И, наконец, главное: как поставить барьеры на пути мошенников?

Обсудить с «СБ» темы банкротства и захвата собственности согласился директор департамента по санации и банкротству Министерства экономики Александр Мирониченко.
 
Чудес не бывает!

«Санация предприятия, как ее понимают многие, — это чудо. Пришел с волшебной палочкой специалист, махнул — и предприятие в мгновение ока оздоровилось. Но чудеса, как известно, случаются редко», — делится своим видением собеседник. По его данным, на 1 октября этого года в процедуре банкротства находилось 1.600 предприятий. В год проходит около 3.000 дел о банкротстве: одни прекращаются, другие возбуждаются. По информации департамента, большинство банкротов — это мелкие предприятия, фирмы, у которых отсутствует имущество, фирмы– «пустышки». На сегодня имуществом обладают лишь около 300 организаций. И подавляющее большинство из этих 300 ликвидируется. Решение о ликвидации было изначально принято либо собственником, либо судом, либо регистрирующим органом...

«Из оставшихся предприятий лишь на 80 имеется возможность какого–то оздоровления. Они еще «не умерли». Процедуру санации сегодня проходят 33 предприятия, — констатирует директор департамента и замечает: — Имейте в виду, в других странах статистика не лучше».

Среди 33 санируемых организаций есть такие крупные и знаковые, как «Речицадрев», «Мозырьдрев», «Могилевдрев». Численность работников на каждом из них превышает 1.000 человек... По словам А.Мирониченко, предпринимаются все возможные и невозможные меры, чтобы оздоровить эти и другие организации. Управляющих изначально настраивают именно на оздоровление, на сохранение производства, трудового коллектива.

Впрочем, в департаменте отмечают, что санация — весьма специфический процесс. Для этого требуются инвестиции, десятки миллионов долларов, «найти которые не так просто».


Доверяй, но проверяй!

— Как департамент контролирует работу антикризисных управляющих? И почему его сотрудниками не сразу были выявлены нарушения, которые допустил управляющий на Бобруйском заводе виноградных напитков? — поинтересовался я у Александра Мирониченко.

«Департамент далеко не единственный контролер над управляющими. Помимо него, деятельность специалиста должны «мониторить» отраслевые министерства, исполкомы, налоговые органы, прокуратура... Мы проводим плановые и выборочные проверки, осуществляем мониторинг деятельности управляющих, ежемесячно анализируем их отчеты, — перечисляет собеседник. — Да, нам известно, что в отношении бывшего управляющего Бобруйского завода виноградных напитков А.Михаловского возбуждено уголовное дело и в настоящее время он находится в розыске. Это в нашей практике вопиющий факт, надеюсь, больше таковых не будет».

По словам А.Мирониченко, в свое время кандидатура Михаловского была представлена бывшим директором бобруйского предприятия и согласована горисполкомом. Эта кандидатура полностью соответствовала всем требованиям законодательства, имела «незаурядные психофизиологические качества».

«Но мы же не можем по одним только психофизиологическим характеристикам сказать, жулик человек или нет! — восклицает Александр Иванович. — После этого случая Правительство приняло ряд мер, чтобы повысить эффективность работы управляющих. А мы даже задумались о таком спецсредстве, как детектор лжи».


Как защититься от «тихих захватчиков»?

Да, детектор мог бы снять многие вопросы, связанные с деятельностью не только управляющих. Однако сегодня госорганы работают с теми инструментами, которые есть в их распоряжении. Насколько же соответствует современным реалиям основной из них — законодательство в сфере банкротства?

«В 1998 году, когда началась разработка новой концепции закона об экономической несостоятельности (банкротстве), мы сознательно отказались от пути, по которому пошла Российская Федерация, чтобы недопустить рейдерских захватов, — вспоминает А.Мирониченко. — У нас существует так называемый защитный период, который не позволяет, как в России, быстренько «разобраться» с предприятием».

Директор департамента признает, что многие люди среди кредиторов, среди бывших и будущих потенциальных собственников отдали бы немало, чтобы схемы рейдерства в нашей стране работали. Рядом Россия, где вполне привычным делом стало процедуру банкротства использовать в криминальном переделе собственности. И многим непонятно, как это в Беларуси не получается осуществлять подобные сценарии?

Белорусские управляющие нередко испытывают давление со стороны определенных влиятельных лиц. Есть желание сделать их инструментом для «продавливания» узкокорыстных и нередко преступных интересов. «Однако департамент делает все возможное для того, чтобы порочный дух рейдерства не проник в среду управляющих», — утверждает Мирониченко.



Виталий ВОЛЯНЮК "СБ"


"СБ - Беларусь сегодня", №228 от 04.12.2007


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 803
  судья 228
  юрист 1026
  банкрот 452
  кредитор 624
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio