Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  Фактор личной безответственности
Несмотря на привлекательный фасад, строительная отрасль все отчетливее приобретает репутацию зоны риска. Только по договорам подряда хозяйственный суд г. Минска получает сейчас до трех десятков исков в неделю.

Причем к судебным спорам о взаиморасчетах, сроках сдачи, цене и качестве объектов часто ведут не экономические причины, а элементарное пренебрежение договорными обязанностями со стороны исполнителей, недооценка самих договоров как правовой основы взаимоотношений заказчика и подрядчика. Об этом беседа обозревателя «ЭГ» с Татьяной КИЗЕВИЧ, судьей столичного хозяйственного суда.
 
— Из трехсот рассмотренных вами с начала года дел свыше трети — иски по строительству. На каждый ушло от 2 до 5 заседаний, не говоря уже о серьезной предварительной подготовке. Такая же статистика и у ваших коллег по судебной специализации. Татьяна Александровна, что же, обобщенно говоря, в истоке столь неподъемной работы?

— У меня, признаться, тоже пока больше вопросов, чем ответов. Однако десятилетняя судебная практика не оставляет сомнений в одном: в этой сфере экономики чрезвычайно низко опущена планка личной ответственности. Есть и другие беды, но эта, полагаю, ключевая. Отсюда поразительная халатность и даже, наверное, профессиональное равнодушие участников строительного бизнеса. Причем разногласия закладываются, как мины, уже на стадии проектного задания и подготовки документации. Не важно, о жилье идет речь или гаражном, офисном, торговом помещении. Как только документация попадает к подрядчику на площадку, сразу обнаруживается масса просчетов, начиная, скажем, с технологии производства работ вплоть до неточного анализа грунта под фундаментом здания. При этом качество проекта гарантируется подписями разработчика, заказчика, службы технадзора…

Самое удивительное, что от грубых ошибок не застрахованы даже те объекты, где их по определению не должно быть. Например, два невероятных прокола случились на реконструкции аэропорта «Минск-2». Здесь утеплили фасад здания плитами, и уже на этапе приемки работ выяснилось, что они не соответствуют противопожарным требованиям. 5 млрд. Br госказна потеряла, что называется, на ровном месте.

Кроме того, после капитального ремонта, как решето, протекает на стыках эстакада воздушной гавани. Брак серьезный и по закону оплате не подлежит. Однако трест «Мостострой» требует возместить расходы за выполненные работы, ссылаясь на ошибки генерального проектировщика — института «Минскпроект». Заказчик (РУП «Национальный аэропорт «Минск-2») иск не признает, поскольку третья сторона, по его мнению, здесь не виновата: одна служба мостостроевцев ремонтные работы для фирмы проектировала, а другая — выполняла. В чем причина брака? По всей вероятности, дефекты связаны с ошибками проектировщиков, но чьих? Ответить на этот вопрос можно лишь после завершения производства по делу, а оно пока приостановлено.

— А вас не накажут за просрочку?

— Я не могу вынести справедливое решение без заключения эксперта. НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Минюста — единственное в республике специализированное учреждение, без услуг которого не обойтись, ответил на мой запрос, что соответствующими специалистами не располагает. Автору проекта ремонта эстакады давать заключение на свою работу не положено. Не может нас выручить и БНТУ: нужные специалисты-строители в техническом университете есть, но у них нет лицензии. Вот и застряло дело.

Таких, извините, «висяков» уже десятка два набралось: либо идет проверка на причастность участников спора к уголовной ответственности, либо, что случается чаще, отсутствует заключение эксперта или очередь на его получение в упомянутом НИИ растягивается на долгие месяцы, а то и годы. Но ведь хозяйственный спор тем и отличается, что, помимо анализа правовых норм, судья должен точно оценить технологию создания строительного продукта, его качество и реальную стоимость. И тут без оперативной оценки независимого эксперта — ни шагу. К сожалению, этот шаг буквально превратился в колоссальную проблему, в некий ведомственный барьер.

— Что, и выхода не видно?

— Перспективные варианты есть. Почему бы, скажем, при минском городском Центре недвижимости, специалисты которого успешно занимаются организацией аукционов на стройках, не создать отдел экспертиз по заявкам и делам столичного хозяйственного суда? Поверьте, ни затрат особых, ни хлопот. А польза очевидная — хотя бы в том, что омертвленные бюджетные деньги начнут работать, от угрозы банкротства уйдут многие подрядчики.

— К слову, о бюджетных средствах и подрядчиках. В редакционной почте немало жалоб о сбоях в расчетах за объекты, финансируемые из государственных источников, о нелогичных и жестких санкциях за нарушение договорных сроков на этих стройках: школах, детсадах, больницах, спортивных комплексах…

— Мне тоже хочется пожаловаться на судьбу, когда попадают на стол такие дела. В этой теме еще куча неувязок хозяйственной практики с нормативными положениями. Сейчас на каждый социальный объект казначейство открывает спецсчет для расчета из бюджета, и ни заказчик, ни генподрядчик не могут влиять на порядок и сроки выделения средств. И получается так: субподрядчики в течение 10 дней после подписания акта выполненных работ должны получить деньги, а их нет. И месяц нет, и два, и полгода. Замечаний по объекту нет, но и оплаты нет. Зато, естественно, сразу появляются претензии по просрочке обязательств, пене… Но если спецсчет пуст, подрядчикам приходится отказывать в иске, поскольку согласно условиям договора подряда заказчик может оплатить работы лишь после получения средств из бюджета.

Теперь о нарушении обязательств, я бы заранее подчеркнула — вынужденном! Работы на таких объектах выполняются на условиях тендера. И когда подрядчик идет на торги, ему известны предмет договора, сроки выполнения объекта и цена. Он к ним готов, но оказывается в ловушке, когда заказчик по каким-то причинам неожиданно вносит в проект несогласованные работы, использует новые материалы, конструкции, оборудование, усложняет технологию. Реализация новшеств требует, понятно, дополнительного времени, а значит, чревата нарушением договорных сроков…

— Но это же нормально!

— По логике вещей — да, а например, по логике постановления Минфина от 29.06.2000 № 66 «Об утверждении положения о порядке оплаты расходов на закупку товаров, работ и услуг за счет бюджетных средств» — недопустимое нарушение. Документ разрешает корректировать вступивший в силу договор дополнительными соглашениями по объемам работ и цене, но его п.15 запрещает вносить изменения по увеличению срока исполнения обязательств поставщика (подрядчика) после оплаты полностью или частично за счет бюджетных средств. И если у застигнутого врасплох подрядчика нет резервов, он в принципе не сможет удержаться в прежних рамках договора и будет наказан рублем.

— Выходит, фортуна может отвернуться от любого участника тендеров по госзаказам.

— Она и отворачивается. Так, к УП «Белкоммунмаш» применены санкции почти на 6 млрд. Br за то, что предприятие по оплаченным договорам поставки 2004 г. не обеспечило в срок ряд транспортных организаций страны новыми вагонами трамваев и троллейбусами. Своевременно не получив обещанный металл из России, машиностроители согласовали продление сроков поставки со всеми госзаказчиками, кроме органов казначейства, которые сослались на упомянутый п.15. На просьбу суда повлиять на ситуацию из Минфина ответили, что разработанное министерством постановление № 66 зарегистрировано в Министерстве юстиции и, значит, не противоречит законодательству. Что же, продолжаем писать официальные запросы. Пока, правда, толку мало.

— Может быть на площадках у частного застройщика больше порядка?

— Не важно, кто инвестор, важно на какой основе они договорились работать. У сторон, положим, появляются взаимные претензии, а с чем их сравнить, сопоставить? Только с договором, он всему голова. Иногда диву даешься: уже вывели здание под крышу, потом вдруг поссорились, а по бумагам видно, что договор-то не заключен. Внятно не определены предмет, сроки или цена объекта, обязательства и санкции, а согласно Гражданскому кодексу без этих существенных условий договор с юридической точки зрения нельзя считать заключенным и ссылаться на него в хозяйственном споре.

Вообще много удручающих ошибок. Самая типичная — отсутствие даты на актах приемки работ. Иной раз спрашиваю в судебном заседании у руководителя: почему подписываете акты без даты? Так мы, отвечает, знаем, что работы выполнены в мае. Работы, может быть, в мае и выполнены, а то, что оплата наступает только с момента подписания акта, он понятия не имеет. И тогда через год-полтора суд вынужден устанавливать фактические действия сторон по переписке, по платежным и иным документам, путем опроса свидетелей, должностных лиц и т. д.

Немало конфликтов создает «живое» проектирование, когда стороны действуют по запрещенному порядку, начиная работы без надлежащим образом утвержденной документации. Объяснение простое: нас заказчик торопил или мы давно друг друга знаем. Поскольку официально установленных расценок нет, начинают платить как вздумается. Потом, дескать, разберемся. Но потом с ними уже «разбирается» суд.

Здесь уместно высказать упрек лицензирующим и другим контрольным органам, которые почему-то сквозь розовые очки смотрят на деятельность недобросовестных или непрофессиональных субъектов хозяйствования. У них ведь наверняка есть информация, что предприятие «Х» устойчивый бракодел. Но сколько бы сейчас такой строитель не «запорол» объектов, лицензию у него не отбирают. Из одного судебного дела в другое кочует в качестве ответчика известная столичная фирма. Заранее зная, что результат может оказаться плачевным, ее специалисты с нарушением технологии оштукатурили зимой общежитие на улице К. Маркса. Летом штукатурка осыпалась. Такая же история повторилась с жилым домом на ул. Немиге. Сейчас идет спор на полтора млрд. Br.

И я не уверена, что уже очередной заказчик не подвергает риску свои средства. Столь самоубийственная тактика невозможна, скажем, в Европе, где у фирмы с сомнительной деловой репутацией просто нет будущего. У нас этот мотив не работает.

— Но руководители таких предприятий безнаказанно пропускают и судебные заседания.

— Верно, сейчас половина дел откладывается из-за неявки сторон. Это просто бедствие. Прежний ХПК позволял судье привлечь к материальной ответственности руководителя за неявку на судебное заседание без уважительных причин, а в нынешнем кодексе такая норма не предусмотрена. И многие начальники злоупотребляют этим правом. Жизнь показала, что норму об ответственности стороны за неявку надо срочно возвращать в правовое поле.

— Татьяна Александровна, если обобщить уроки судебной практики, что можно посоветовать хозяйственникам, которые намерены затеять стройку?

— Прежде всего изучить потенциального партнера: наличие лицензий, финансовая устойчивость, деловая репутация, способность идти на компромисс, участие в судебных спорах…

Избегать смешанных договоров, когда создается товарищество из нескольких участников, которые выступают одновременно в роли инвесторов, заказчиков и подрядчиков. Здесь конфликт интересов почти неизбежен, и тогда начинает буксовать весь договорной механизм.

Заказчик должен сразу обеспечить надежный квалифицированный технадзор, что называется, «под ключ». Сейчас эти функции выполняются безобразно.

Не скупитесь, идите в процесс с хорошим юристом, иначе дело можно проиграть еще до суда. На днях рассматривала спор о 100 млн. Br. Работы выполнены, объект готов, а грамотного договора нет. Нет, естественно, и денег. Однако юрист подрядчика сумел доказать, что расходы его клиента стали источником незаконного обогащения заказчика и подлежат возврату!

И последнее. Никогда, ни при каких обстоятельствах не подписывать акты выполненных работ в спешке, на бегу, на колене. Требуйте от своей команды доскональной проверки результатов и лишь затем визируйте документы. Иначе вместо ваших людей это сделает КРУ. «Авось» всегда вылезает боком.



Вел беседу Вячеслав СИВАКОВ


"Экономическая газета", №60 от 14.08.2007


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 803
  судья 228
  юрист 1027
  банкрот 453
  кредитор 624
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio