Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  Проблемные аспекты банкротства ликвидируемого должника - юридического лица
В статье, на основе проведенного авторами анализа практики применения законодательства о банкротстве, вниманию специалистов представлено исследование влияния отдельных правовых коллизий на формирование причин, факторов и обстоятельств, создающих возможность привнесения противоправных аспектов при открытии упрощенной процедуры банкротства преимущественно и в пользу последней. Выводы авторов рассмотрены на конкретном реальном примере. Сформулированы предложения по предотвращению негативных ситуаций в данной сфере.
 
Институт банкротства и его инфраструктура в Республике Беларусь находятся в стадии становления. По мере трансформации экономики от планово-административной экономики к рыночной экономике с элементами государственного регулирования совершенствуется его концепция. Она приводится в соответствие с реалиями жизни и с новой экономической политикой, в том числе по консолидации бизнес-активов через слияния и поглощения с целью финансового оздоровления предприятий, а также необходимостью предотвращения рейдерских захватов, урегулирования инсайдерской проблемы или проблемы "принципал-агент", недопущения и преодоления коррупции в сфере приватизации и банкротства.

Хозяйственными судами Республики Беларусь накапливается эмпирический материал, ведется его анализ и обобщение, формируется библиотека правонарушений в сфере экономической деятельности. Проводимая работа позволяет разработать более действенные профилактические мероприятия по недопущению правонарушений в сфере экономики и совершенствовать процедуру их диагностики, в том числе с учетом влияния "человеческого фактора" - интересов должника, кредиторов, антикризисных управляющих и в целях обеспечения защиты государственных и общественных интересов при осуществлении процедур экономической несостоятельности (банкротства).

В соответствии с Законом "Об экономической несостоятельности (банкротстве)" от 18 июля 2000 года № 423-3 (далее - Закон о банкротстве) в дополнение к действовавшей категории управляющих - "лицензиатов" Указом Президента Республики Беларусь от 12 ноября 2003 года № 508 "О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)" (далее - Указ) была введена в практику новая категория управляющих "контрактников". В Указе новая категория названа временные (антикризисные) управляющие, а также введены некоторые ограничения на деятельность управляющих.

В частности, в соответствии с пунктом 1.24 Указа: "Одно и то же лицо не может осуществлять права и (или) обязанности временного (антикризисного) управляющего и (или) представителя временной администрации более чем в одном производстве по делу о банкротстве, за исключением производств по делу о банкротстве ликвидируемых должников - юридических лиц и отсутствующих должников".

В соответствии с Законом о банкротстве в отношении ликвидируемого должника предусмотрена упрощенная процедура банкротства (раздел XI Глава 1).

В дальнейшем ряд государственных органов, включая орган государственного управления по делам о банкротстве, распространили данную норму и на управляющих-лицензиатов. Аргументация ошибочности применения данной нормы в отношении управляющих-лицензиатов представлена авторами в статье "О разграничении категорий антикризисных управляющих и применимости к ним ряда правовых норм в целях обеспечения стратегических интересов отечественной экономики" (смотри "Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь" № 7, 2006 год). Следствием такого ее расширенного толкования стала недостаточность количества управляющих для назначения их на новые дела о банкротстве.

Сложившаяся ситуация с дефицитом антикризисных управляющих препятствовала своевременному судопроизводству. Она также ущемляла права кредиторов и должников.

Затягивание (отсрочки) начала процедуры банкротства всегда ведет к росту задолженности должника и, как следствие, к снижению вероятности его расчетов по своим обязательствам. Причем, чем больше номер очереди, к которой относится тот или иной кредитор, тем в большей степени снижается эта вероятность.

Из-за отсрочки начала процедуры банкротства несут дополнительные потери даже те кредиторы, с которыми должник рассчитывается в полном объеме. Ведь деньги, как известно, имеют временную ценность, иными словами, деньги сегодня стоят дороже, чем завтра.

Страдает в этой ситуации и должник, так как чем дальше отодвигается срок начала процедуры банкротства, тем ниже шансы на его санацию.

Описанная выше проблема, как ни странно, нашла свое разрешение изнутри. Логика его довольно проста. Если государственные органы управления не разрешают управляющему-лицензиату, тем более юридическому лицу, участвовать более чем в одном производстве по делу о банкротстве по полной процедуре, и не ограничивают количество дел по упрошенной процедуре, то, следовательно, надо упредить ситуацию таким образом, чтобы судами возбуждались производства по делам о банкротстве ликвидируемых должников. Становлению данного процесса способствовали и определенные недоработки в Законе о банкротстве.

Что же необходимо для открытия упрощенной процедуры банкротства ликвидируемого должника? В этом плане статья 247 Закона о банкротстве гласит:
"Если стоимость имущества должника - юридического лица, в отношении которого в соответствии с законодательством принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, такое юридическое лицо ликвидируется в порядке, установленном настоящим Законом, с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей".

Итак, для того, чтобы в отношении должника могла быть применена упрощенная процедура банкротства, необходима совокупность следующих условий:
  1. В соответствии с законодательством должно быть принято решение о его ликвидации.
  2. Должнику должна быть известна стоимость его имущества.
  3. Должны быть установлены требования кредиторов к данному должнику.
  4. Стоимость имущества должника не должна превышать размер установленных требований кредиторов.

При этом Закон о банкротстве не оговаривает, о какой стоимости имущества должника идет речь (балансовой, рыночной или ликвидационной), кто и каким образом ее определяет. Не оговаривает Закон о банкротстве и того, как должник определяет размер требований кредиторов. Подчеркнем лишь, что речь идет именно о требованиях, а не обязательствах, отраженных в балансе предприятия. А это - разные вещи.

Но без регламентации данных вопросов невозможно дать достоверную оценку превышения размера требований кредиторов над размером имущества должника.

Следующий абзац указанной статьи уточняет:
"При выявлении обстоятельства, предусмотренного частью первой настоящей статьи, ликвидационная комиссия обязана подать в хозяйственный суд заявление о банкротстве юридического лица в течение одного месяца со дня выявления этого обстоятельства".

Из данного абзаца следует, что обязанность подачи соответствующего заявления в хозяйственный суд лежит на ликвидационной комиссии. Следовательно, такая комиссия, во-первых, должна быть создана и, во-вторых, именно ей должны быть достоверно известны или ею выявлены перечисленные выше условия (1-4).

Однако следующий (третий) абзац данной статьи оговаривает одно исключение:
"При выявлении обстоятельства, предусмотренного частью первой настоящей статьи, после принятия решения о ликвидации юридического лица и до назначения ликвидационной комиссии (назначения ликвидатора) собственник имущества юридического лица или его руководитель либо иной уполномоченный орган обязаны подать в хозяйственный суд заявление о банкротстве юридического лица в течение одного месяца со дня выявления этого обстоятельства".

Из данного абзаца следует, что достаточно принять решение о ликвидации и не дожидаясь назначения ликвидационной комиссии, но располагая информацией о наличии условий 2, 3 и 4 для оговоренного в данном абзаце круга лиц, возникает обязанность подачи заявления в хозяйственный суд о банкротстве должника. При этом не оговаривается, каким именно образом устанавливается наличие необходимых условий данным кругом лиц.

Второе исключение предусматривается в четвертом абзаце рассматриваемой статьи:
"Заявление о банкротстве юридического лица при наличии обстоятельства, предусмотренного частью первой настоящей статьи, вправе подать кредитор этого должника".

В данном случае уже нет ограничения по времени, и кредитору дано право, а не обязанность, подачи заявления о банкротстве должника, но опять таки, если он располагает информацией о наличии необходимых вышеназванных условий.

Итак, на основании приведенной статьи, должник по своему разумению или с подачи предполагаемого управляющего (так же как и должник, заинтересованный в назначении судом упрощенной процедуры банкротства) принимает решение о ликвидации и даже для большей убедительности назначает ликвидационную комиссию (или ликвидатора). Ликвидационная комиссия через некоторое время (как правило, недостаточное для достоверного выявления наличия условий 2 и 3) подает в хозяйственный суд заявление о банкротстве должника, к которому прилагаются справки об имуществе должника и кредиторских обязательствах, свидетельствующие о невозможности полного удовлетворения требований кредиторов. Как вариант может представляться бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату, свидетельствующий о том же самом.

В результате рассмотрения заявления должника хозяйственным судом на основании формальных вышеуказанных признаков (условий) возбуждается производство по делу о банкротстве ликвидируемого юридического лица, открывается конкурсное производство и назначается управляющий, как правило, предложенный должником.

Приведенная статья Закона о банкротстве в существующей ее редакции позволяет практически каждому должнику - потенциальному банкроту, желающему подать заявление о своем банкротстве, использовать упрощенную процедуру банкротства, не утруждая себя при этом проведением ликвидации как таковой.

Итак, рассмотрим, какой же юридический факт позволяет считать юридическое лицо ликвидируемым (находящимся в стадии ликвидации). Вряд ли для этого достаточно решения, например, учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. Ведь подобное решение всего лишь "протокол о намерениях". Тем не менее, Закон о банкротстве в соответствии с приведенной статьей предлагает именно данный факт считать определяющим признаком ликвидируемого должника.

В свою очередь, в соответствии со статьей 58 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК):
  "1. Учредители (участники) юридического лица или орган, принявший решение о ликвидации юридического лица у обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц, который вносит в Единый государственный регистр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.
  2. Учредители (участники) юридического лица или орган, принявший решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают в соответствии с законодательством порядок и сроки ликвидации.
  3. С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица. Комиссия от имени юридического лица выступает в суде".


Использованный в пункте 1 термин "незамедлительно" в данном случае не совсем удачен. Он субъективен, его можно понимать и как в ту же минуту, и как в тот же час, и как в тот же день, и как в ту же неделю и т.д. Например, по регламенту Совета министров Республики Беларусь термин "незамедлительно" означает в течение 10 дней. Таким образом, между принятием решения о ликвидации и письменным сообщением об этом в регистрирующий орган имеется некоторый законодательно неопределенный временной лаг (период).

Этот период может быть сколь угодно долгим, так как дата принятия решения о ликвидации нигде не зафиксирована, и ее всегда можно изменить. В этот период учредители могут вообще пересмотреть свое решение о ликвидации. Таким образом, принятие решения о ликвидации не может выступать в качестве юридического факта начала процесса ликвидации юридического лица.

Таким фактом могла бы быть либо регистрации заявления о ликвидации в регистрирующем органе, так как дата регистрации может быть точно установлена, либо запись в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГР) о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

Кроме того, из данной статьи следует, что между принятием решения о ликвидации и временем назначения ликвидационной комиссии (а также временем определения порядка и срока ликвидации) также допускается неопределенный временной период. В такой ситуации, даже если внесена соответствующая запись в ЕГР, но не назначена ликвидационная комиссия (или ликвидатор), не может начаться сам процесс ликвидации, и сделанная запись в ЕГР теряет смысл.

Данные несогласованности снимает Положение о государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденное Декретом Президента республики Беларусь от 16 марта 1999 года № 11 в редакции Декрета Президента Республики Беларусь от 16 ноября 2000 года № 22 (далее - Положение), согласно которому:
  "47. При ликвидации коммерческой организации по решению учредителей (участников) либо органа этой организации, уполномоченного на то учредительными документами, в регистрирующий орган представляются:
  - заявление о ликвидации;
  - решение о ликвидации;
  - сведения о ликвидационной комиссии, ее председателе или назначении ликвидатора;
  - сведения о порядке и сроках ликвидации.
  48. На основании документов, указанных в пункте 47 настоящего Положения, регистрирующий орган в десятидневный срок вносит в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей сведения о том, что коммерческая организация находится в процессе ликвидации.
  Осуществление операций по счетам такой коммерческой организации, совершение ею сделок, не связанных с ликвидацией, не допускается".


Приведенные пункты Положения фактически заменяют собой пункты 1 и 2 статьи 58 ГК.

Из приведенного текста следует, что к подаче в регистрирующий орган заявления и решения о ликвидации юридического лица учредителями должны быть решены и организационные вопросы, необходимые для начала процесса ликвидации: назначена ликвидационная комиссия (ликвидатор) и определен (установлен) порядок и срок ее проведения.

Положением также определен срок внесения записи в ЕГР - 10 дней и специально оговорено, что с этого момента операции и сделки, не связанные с ликвидацией, не допускаются. Иными словами, именно с этого момента организация вступает в период ликвидации.

Отсюда следует, что юридическим фактом нахождения должника в процессе ликвидации может служить лишь факт наличия соответствующей записи в ЕГР. Лишь данный факт подтверждает выполнение должником предписанных законодательством действий, предшествующих непосредственно процедуре ликвидации. Данный факт легко проверить, так как информация обо всех юридических лицах содержится в одном источнике, доступном всем заинтересованным.

В этом плане абзацы 1 и 2 статьи 247 Закон о банкротстве противоречат Положению о государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования, так как само по себе принятие решения, в частности о добровольной ликвидации, вовсе не означает, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

А с учетом того, что ликвидационная комиссия назначается до подачи заявления о ликвидации в регистрирующий орган, вышеприведенный абзац 3 статьи 247 Закона о банкротстве теряет смысл.

Итак, для применения упрощенной процедуры банкротства должник, во-первых, должен фактически находиться в процессе ликвидации, подтверждением чему является соответствующая запись в ЕГР, а не наличие решения учредителей о ликвидации организации.

Во-вторых, необходимо наличие достоверных данных о превышении требований кредиторов над стоимостью имущества ликвидируемого должника.

Кто же и каким образом кроме ликвидационной комиссии (ликвидатора) и в какие сроки может выявить второе условие?

Для ответа на этот вопрос надо обратиться к установленному законом порядку ликвидации юридического лица.

Начнем с ликвидационной комиссии. При добровольной ликвидации в состав ликвидационной комиссии, как правило, включаются руководители, главный бухгалтер, юрист, учредители, другие лица, хорошо знакомые с состоянием дел в организации. Председателем обычно становится лицо, имеющее право первой подписи платежных документов, что упрощает отношения с обслуживающим банком.

Для проведения ликвидации организация может привлечь аудиторскую или юридическую фирму (или индивидуального предпринимателя) или антикризисного управляющего, что существенно облегчит работу ликвидационной комиссии, но оплачивать их услуги, как впрочем, и все расходы, связанные с ликвидацией, придется за счет собственных средств и в первоочередном порядке (пункт 63 Положения).

В соответствии со статьей 59 ГК:
  "1. Ликвидационная комиссия помещает в органах печати публикацию о ликвидации юридического лица и о порядке и сроке заявления требований его кредиторов. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента публикации о ликвидации.
  Ликвидационная комиссия принимает все возможные меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности,
а также письменно уведомляет кредиторов о ликвидации юридического лица.
  2. После окончания срока предъявления требований кредиторами ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне предъявленных кредиторами требований, а также о результатах их рассмотрения.
  3.  Если имеющихся у ликвидируемого юридического лица денежных средств недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений".


Как видим, статьей 59 ГК не оговаривается конкретный срок публикации сообщения о ликвидации юридического лица, и это дает возможность недобросовестным должникам обойтись без такой публикации вплоть до подачи заявления должника в хозяйственный суд. Очевидно, что крайний срок такой публикации должен быть законодательно оговорен.

Что касается письменного уведомления кредиторов о ликвидации юридического лица, то для возможности проверки исполнения указанного требования следует установить конкретный вид такого уведомления, а именно - заказным письмом с уведомлением о вручении. Хотя и эта мера не позволит в полной мере быть уверенными в факте уведомления кредиторов, так как можно вообще отправить пустой конверт, что судя по ряду публикаций имеет место в России, в частности, при созыве первого собрания кредиторов.

Но не опубликовав информацию о ликвидации и не уведомив письменно об этом кредиторов не возможно, в конечном счете, установить размер предъявленных требований кредиторов.

Получив требования кредиторов, ликвидационная комиссия обязана их рассмотреть и вынести решения по каждому из них - признать или отклонить, и обосновать принятые решения.

Таким образом, только при условии осуществлении всех вышеуказанных процедур можно достоверно установить размер требований кредиторов. И период этого установления не может быть меньше двух месяцев со дня публикации сообщения о ликвидации.

Этого времени в большинстве случае достаточно для определения стоимости имущества ликвидируемого юридического лица.

Следует отметить, что в соответствии с Законом "О бухгалтерском учете и отчетности" в случае ликвидации организации проведение инвентаризации является обязательным. Причем инвентаризация проводится полная как имущества (активов), так и финансовых обязательств (пассивов). Однако сроки проведения инвентаризации законом не оговариваются.

Цель проведения инвентаризации - обеспечение достоверности данных бухгалтерского учета и отчетности. Объектами инвентаризации являются:
  - все имущество организации не зависимо от его местонахождения;
  - все виды финансовых обязательств организации;
  - имущество, не принадлежащее организации, но числящееся в бухгалтерском учете (находящееся на ответственном хранении, арендованное, полученное для переработки);
  - имущество, не учтенное по каким-либо причинам.

Фактическое наличие имущества при инвентаризации должно определяется путем обязательного подсчета, взвешивания и обмера. В процессе проведения инвентаризации ликвидационная комиссия должна не только сверить фактическое наличие имущества с данными бухгалтерского учета, но и оценить его состояние и степень ликвидности.

В обязательном порядке должен быть проведен анализ дебиторской задолженности, произведена ее группировка по степени ликвидности, возможности и сроков получения долгов, условий реализации дебиторской задолженности (уступка требований), разработаны и приняты меры по ее взысканию. Необходимо выявить дебиторскую задолженность, подлежащую списанию как безнадежную к взысканию, и до составления промежуточного ликвидационного баланса списать ее на результаты деятельности организации (т.е. на убытки).

Сложнее обстоит дело с оценкой стоимости имущества организации, когда она является учредителем (участником) других организаций. В общем случае ликвидационная комиссия обязана выявить все предприятия, учредителем которых является ликвидируемое юридическое лицо, и вывести его из состава учредителей. Процесс этот достаточно сложный и многоплановый, так как влечет за собой не только необходимость внесения изменений в учредительные документы, но в первую очередь изъятие в том или ином виде внесенного в уставный капитал имущества и все иные взаиморасчеты.

Если ликвидируемое предприятие является единственным учредителем другого предприятия (дочернего предприятия, филиала, представительства или другого обособленного подразделения), то это предприятие также должно быть ликвидировано, а оставшееся имущество учтено на балансе основного предприятия.

Таким образом, в общем случае установить стоимость имущества ликвидируемого предприятия можно лишь после выхода его из состава учредителей других юридических лиц и завершения ликвидации дочерних предприятий, филиалов и представительств. Этот процесс может затянуться и не завершиться к окончанию срока предъявления требований кредиторами.

И, тем не менее, к данному сроку нужно и возможно в первом приближении оценить результаты выхода должника из состава учредителей (участников) других организаций и результаты закрытия филиалов, представительств и дочерних организаций.

В случае выхода из состава учредителей (участников) размер дохода (или обязательств) должника в первом приближении можно определить умножением величины чистых активов на его (должника) долю в уставном капитале той или иной организации с учетом особенностей таких взаиморасчетов, содержащихся в учредительных документах.

В отношении дочерних унитарных предприятий достаточно обойтись расчетом величины их чистых активов (т.е. активов, не обремененных обязательствами), т.к. должник в данном случае является собственником имущества, находящегося в ведении дочернего унитарного предприятия, и затрат по его ликвидации. Доход составит разницу между величиной чистых активов и затрат на ликвидацию.

Если величина чистых активов окажется с отрицательным знаком, то это будет означать отсутствие у дочернего унитарного предприятия возможности рассчитаться по своим обязательствам. И если основная организация не виновата в банкротстве дочерней организации, то обязательства по ее долгам не переходят на основное предприятие. Размер имущества основной организации в данном случае уменьшится на величину разности между размером уставного капитала дочерней организации и ее обязательств перед основной (материнской) организацией и возможным размером удовлетворения требования.

Таким образом, лишь установив и признав требования кредиторов и определившись со стоимостью имущества, которые отображаются в промежуточном ликвидационном балансе, можно сделать предварительный вывод о возможности или невозможности удовлетворения требований кредиторов. И решение этих вопросов лежит на ликвидационной комиссии.

Можно конечно возразить, что бывают случаи, когда еще до образования ликвидационной комиссии руководителю организации известно, что стоимость имущества организации недостаточна для удовлетворения требований кредиторов. Например, когда стоимость имущества организации меньше размера обязательных платежей и/или задолженности по заработной плате или когда стоимость имущества меньше законодательно установленного требования (требований) кредитора (кредиторов) и т.п. Но тогда надо подавать в хозяйственный суд заявление должника о своем банкротстве, а не сознательно принимать решение о ликвидации организации в расчете на последующую упрощенную процедуру банкротства, чем и грешат в настоящее время отдельные должники.

Рассмотрим логику сформулированных авторами выводов и заключений на конкретном примере.

ООО "Ю" не исполнило свои обязательства по договору поставки перед ОДО "Т", которое произвело по данному договору 100 процентную предоплату. Объем договора составлял примерно 30 процентов годового оборота ООО "Ю". ОДО "Т" подает в хозяйственный суд исковое заявление о взыскании с должника произведенной предоплаты и процентов за пользование чужими денежными средствами. Хозяйственный суд выносит решение в пользу истца.

Должник (ООО "Ю") не соглашается с таким решением и подает апелляционную жалобу. После того как апелляционная инстанция оставила решение хозяйственного суда без изменения, а протест без удовлетворения, должник подает встречное исковое заявление на сумму частично поставленной продукции. ОДО "Т" не соглашается с указанным во встречном иске ассортиментом и стоимостью поставленной должником, но документально не оформленной продукции. Хозяйственный суд приостанавливает производство по делу и назначает проведение соответствующей экспертизы.

Проведение экспертизы затягивается. Не дожидаясь результатов экспертизы, учредители ООО "Ю" 15 декабря 2005 года принимают решение о ликвидации общества. И уже через полтора месяца после принятия решения о ликвидации (20 января 2006 года) ООО "Ю" подает в хозяйственный суд заявление должника, в котором просит возбудить дело о банкротстве ликвидируемого должника и открыть в отношении него конкурсное производство. В заявлении указывается, что выявленная кредиторская задолженность составляет 566 миллионов рублей, дебиторская задолженность - 95 миллионов рублей, и что должник имеет имущество на сумму 106 миллионов рублей.

К заявлению, наряду с прочими, не имеющими отношения к теме данной статьи документами, прилагаются:
  - бухгалтерский баланс по состоянию на 1 декабря 2005 года;
  - протокол заседания собрания участников общества от 15 декабря 2005 года;
  - протокол ликвидационной комиссии от 18 января 2006 года;
  - список имущества общества;
  - список кредиторов;
  - список дебиторов.

Следует отметить, что ООО "Ю", как минимум с 1 января 2001 года, являлось устойчиво неплатежеспособным (коэффициент текущей ликвидности К 1 был меньше 1,0). Однако лишь на 1 декабря 2005 года значение коэффициента К 3 превысило 0,85. Иными словами, исходя из финансового состояния организации на данную дату, ее можно было по всем формальным признакам признавать банкротом. И, тем не менее, вначале учредителями принимается решение о ликвидации, а уж затем о банкротстве.

Хозяйственный суд 14 февраля 2006 года, рассмотрев представленные материалы, признает их достаточными для возбуждения дела и открытия конкурсного производства. Возбуждает производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО "Ю" как ликвидируемого должника и назначает предложенного ООО "Ю" управляющего.

ОДО "Т", которому ООО "Ю" должно 283 миллиона рублей, не устраивает такой поворот дела. Оно настаивает на проведении экспертизы на предмет наличия в действиях руководства ООО "Ю" признаков преднамеренного банкротства.

В процессе проведения данной экспертизы было установлено следующее.

1. ООО "Ю" не представило документы о ликвидации в регистрирующий орган, следовательно, не было сделано соответствующей записи в ЕГР, и общество нельзя было считать находящимся в процессе ликвидации.

2. Ликвидационная комиссия не поместила в средствах массовой информации публикацию о ликвидации юридического лица и о порядке и сроке предъявления требований кредиторов.

3. Не уведомила письменно кредиторов о ликвидации, не приняла мер по взысканию дебиторской задолженности, не установила размер требований кредиторов, а при подаче заявления в хозяйственный суд исходила из размера обязательств, отраженных в бухгалтерском балансе предприятия.

4. Сумма требований, учтенных уже управляющим в процедуре банкротства в реестре требований кредиторов, по состоянию на конец 2006 года составила 437 миллионов рублей в отличие от числившихся по бухгалтерскому учету обязательств в размере 566 миллионов рублей.

5. Таким образом, размер заявленных и признанных управляющим требований кредиторов оказался на 129 миллионов рублей меньше размера кредиторских обязательств.

6. Промежуточный ликвидационный баланс ликвидационной комиссией не составлялся.

7. Указанная в заявлении должника стоимость имущества (106 миллионов рублей) не соответствовала сведениям, содержащимся в бухгалтерском балансе. Данная сумма отражала лишь стоимость основных средств организации, в то время как балансовая стоимость всего имущества составляла 646 миллионов рублей,

8. Если бы ликвидационная комиссия установила именно размер требований кредиторов, как это предписано законодательством, а не руководствовалась размером кредиторских обязательств, то у нее не было бы никаких оснований подачи заявления должника.

9. На протяжении нескольких лет (с 2002 года и вплоть до представления экспертного заключения по наличию признаков преднамеренного банкротства) на балансе организации (ошибочно?) числились "товары отгруженные" на 62 миллиона рублей.

10. В тоже время продукция, поставленная ОДО "Т", но не оформленная документально, на стоимость которой ООО "Ю" подало встречный иск, числится не как "товары отгруженные", а как "незавершенное производство". При проведении инвентаризации ликвидационная комиссия должна была выявить недостачу "незавершенного производства" и внести исправления в бухгалтерский учет и отчетность, но так как она проводилась формально, то никаких расхождений выявлено не было.

11. ООО "Ю" являлось учредителем двух дочерних унитарных предприятий (УП "Р" и УП "ЮИ"), которые на момент подачи заявления не были ликвидированы, и стоимость имущества которых, остающаяся в распоряжении материнской (основной) компании ООО "Ю", не была определена.

12. Если бы ООО "Ю" составлялся консолидированный баланс основной и дочерних компаний, то он бы дал гораздо более точную картину соотношения обязательств и имущества и правомерность подачи заявления должника о своем банкротстве.

13. Дочерние унитарные предприятия (УП "Р" и УП "ЮИ") ушли в упрощенные процедуры банкротства по той же схеме, что и материнская организация, без представления документов о ликвидации в регистрирующие органы.

14. Основная (материнская) организация с 2002 года имела просроченную задолженность перед дочерней организацией УП "Р" в размере 112 миллионов рублей, что во многом и обусловило банкротство последней.

Итак, ликвидационная комиссия ООО "Ю" на дату обращения в хозяйственный суд фактически не располагала информацией о размере требований кредиторов, не провела должным образом инвентаризацию имущества и не разобралась со стоимостью имущества ООО "Ю". Фактически она ввела в заблуждение хозяйственный суд, произведя лишь имитацию ликвидации организации, и представив суду недостоверную информацию о финансовом состоянии ООО "Ю".

Кроме того, как было сказано выше, ООО "Ю" по всем формальным признакам являлось банкротом, и обязано было подавать заявление должника о своем банкротстве, а не принимать решение о ликвидации.

Что касается не заявленных кредиторами требований, особенно при значительной кредиторской задолженности, проходящей по бухгалтерскому учету, то данные ситуации должны быть в обязательном порядке проанализированы управляющим. Ведь неспроста кредиторы не заявляют свои требования. Возможно за этим скрывается мнимая или притворная сделка, возможно кредитор не получил уведомления или вместо него получил пустой конверт, а возможно, что с кредитором уже произведен расчет каким-то иным образом и стороны договорились просто дождаться истечения срока исковой давности и списать задолженность.

К слову, ООО "Ю" в конце 2004 года умудрилось списать задолженность перед иностранным кредитором на основании истечения срока исковой давности на сумму 136 миллионов рублей! Не спиши оно эту задолженность, то все формальные признаки банкротства проявились бы уже по итогам 2004 года.

Во избежание ситуаций, подобных описанной, полагаем, что при обращении ликвидируемого должника в хозяйственный суд с заявлением о банкротстве, у него следует в обязательном порядке запросить:

1. Бухгалтерский баланс на дату принятия решения о ликвидации и значения коэффициентов К 1 и К 3.

2. Подтверждение из регистрирующего органа о подаче должником заявления о ликвидации или справку о наличии соответствующей записи в ЕГР.

3. Сведения о порядке и сроках ликвидации, представленные в регистрирующий орган.

4. Копию публикации о ликвидации должника.

5. Копии квитанций о письменном уведомлении кредиторов о ликвидации должника.

6. Список кредиторов, числившихся по бухгалтерскому учету на дату принятия решения о ликвидации, с указанием суммы задолженности по каждому кредитору, даты ее образования, номера и даты договора, реквизитов.

7. Реестр заявленных требований кредиторов и результаты их рассмотрения.

8. Перечень организаций, учредителем (или участником) которых являлся (или является) должник с указанием его доли в уставном капитале данных организаций и величины их чистых активов.

9. Балансы дочерних унитарных предприятий, расчет величины их чистых активов и затрат по ликвидации.

10. Список дебиторов, числившихся по бухгалтерскому учету на дату принятия решения о ликвидации, с указанием суммы задолженности по каждому из них, даты ее образования, номера и даты договора, реквизитов и принятых мерах к ее взысканию.

11. Консолидированный баланс, если у должника были дочерние УП.

12. Промежуточный ликвидационный баланс.

Данные документы по своей сути раскрывают те обстоятельства, на которых основываются утверждения должника, что он правомерно принял решение о ликвидации, и что его имущества в процессе ликвидации действительно оказалось недостаточно для удовлетворения заявленных и признанных требований кредиторов, и в этом смысле их запрос не противоречит Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь.

Полагаем также необходимым статью 247 Закона о банкротстве привести в соответствие с Декретом от 16 марта 1999 года № 11 в редакции Декрета от 16 ноября 2000 года № 22.

К упрощенным процедурам банкротства не следует относиться упрощенно!



Наталия МЫЦКИХ,
кандидат экономических наук, доцент
кафедры государственного строительства
Академии управления при Президенте
Республики Беларусь, доцент


Валерий МЫЦКИХ,
старший преподаватель кафедры
экономико-правовых дисциплин
Академии МВД Республики Беларусь,
антикризисный управляющий



"Вестник ВХС РБ", №8, апрель 2007 г.


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 803
  судья 228
  юрист 1027
  банкрот 453
  кредитор 624
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio