Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  Ликвидация субъектов хозяйствования: некоторые аспекты судебной практики
Споры о ликвидации юридических лиц и прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей уже заняли свою нишу среди экономических споров, рассматриваемых хозяйственным судом. Хотя их число и не так велико, однако споры данной категории заслуживают определенного внимания, поскольку не теряют своей актуальности и связаны с наличием некоторых проблем.
  По данным судебной статистики хозяйственным судом Гомельской области в 2005 году рассмотрено 49 исков о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования. Все требования о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования были заявлены налоговыми органами в основном в связи с наличием задолженности по платежам в бюджет и государственные целевые бюджетные и внебюджетные фонды более 6 месяцев подряд с даты образования задолженности (63,3 процента), а также в связи с осуществлением субъектами деятельности с грубыми и неоднократными нарушениями законодательства (34,7 процента). Следует отметить, что в 37 (или 75,5 процента) случаях заявленные требования судом удовлетворены.
Согласно пункту 1 статьи 57 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) ликвидация юридического лица влечет прекращение его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, если иное не предусмотрено законодательными актами. При этом юридическое лицо может быть ликвидировано либо по решению его учредителей, либо по решению суда, а также иных органов в случаях, предусмотренных законодательными актами.
По решению хозяйственного суда коммерческая организация может быть ликвидирована при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктом 41.2 Положения о государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь "Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования" от 16 марта 1999 года № 11 (в редакции с изменениями и дополнениями) (далее - Положение). Согласно пункту 44 Положения деятельность индивидуального предпринимателя может быть прекращена по соответствующим основаниям, предусмотренным Положением для ликвидации коммерческих организаций.
Как свидетельствует судебная практика, требования налоговых органов о ликвидации юридических лиц и прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей на основании абзаца 6 пункта 41.2 Положения в связи с наличием задолженности по платежам в бюджет и государственные целевые бюджетные и внебюджетные фонды более 6 месяцев подряд с даты образования задолженности являются обоснованными, и такие дела не вызывают сложностей.
Рассмотрение же исков о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования на основании абзаца 3 пункта 41.2 Положения, предусматривающего, что коммерческая организация может быть ликвидирована в случае осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо запрещенной законодательством, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями законодательства вызывает затруднения при применении норм права. Это связано с тем, что действующее законодательство, регулирующее вопросы ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования, не содержит понятия "грубого", равно как и "неоднократного", нарушения законодательства.
В целях разрешения имеющихся вопросов Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь в письме от 4 февраля 2005 года № 04-03/242 "О некоторых вопросах практики рассмотрения дел по искам о ликвидации юридических лиц и прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей" разъяснил, что нарушение требований законодательства может являться основанием для ликвидации субъекта хозяйствования в том случае, если хозяйственный суд квалифицирует такое нарушение как неоднократное либо грубое. Критерии оценки характера допущенного нарушения законодательства должны определяться судом с учетом обстоятельств конкретного дела и действий, которые были предприняты ответчиком для устранения допущенных нарушений. Оценивая нарушение законодательства как грубое, хозяйственный суд принимает во внимание те негативные последствия, которые повлекло данное нарушение: причинение ущерба государственным интересам, гражданам или субъектам предпринимательской деятельности.
Обращаясь в хозяйственный суд с исками о ликвидации юридических лиц и прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей на основании указанной нормы права, налоговые органы в подавляющем большинстве случаев связывали свои требования именно с осуществлением субъектами хозяйствования деятельности с грубыми нарушениями законодательства.
Надо сказать, что подобные требования инспекций МНС стали предметом рассмотрения хозяйственного суда с недавнего времени. До 2004 года, за единичным исключением в 2003 году, такие иски в суд налоговые органы не заявляли.
Судебная практика показывает, что инспекции МНС обращаются в хозяйственный суд с требованиями о ликвидации юридических лиц и прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей в связи с грубыми нарушениями законодательства по результатам проведенной налоговой проверки, по итогам которой субъекту доначислены налоги, пеня и экономические санкции в размере, превышающем 250 базовых величин, при наличии фактов неуплаты задолженности по решению контролирующего органа. То есть, главной причиной возникновения споров в суде по данному основанию явилась неуплата плательщиками больших сумм налогов и санкций, доначисленных по актам проверок.
При этом налоговые органы относят к грубым нарушениям законодательства любые нарушения, выявленные в ходе проверки (нарушение различных норм Законов Республики Беларусь "О бухгалтерском учете и отчетности", "О налоге на добавленную стоимость", "О налогах на доходы и прибыль", "О подоходном налоге с физических лиц", "О бюджете Республики Беларусь на 2002 год" и другие годы, Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь, Декрета Президента Республики Беларусь от 27 января 2003 года № 4 "О едином налоге с индивидуальных предпринимателей и иных физических лиц и о некоторых мерах по регулированию предпринимательской деятельности", Правил ведения кассовых операций в Республики Беларусь, утвержденных Постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь № 159 от 28 июня 2001 года, Основных положений по составу затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и прочее, не обосновывая вследствие чего эти нарушения являются грубыми). Следует отметить, что в основном налоговыми органами в ходе проверки были выявлены случаи занижения налогооблагаемой базы для исчисления налогов, и в большей части в связи с нарушением статьи 9 Закона Республики Беларусь "О бухгалтерском учете и отчетности" (ввиду принятия к учету товарно-транспортных накладных, не содержащих всех обязательных реквизитов, а также ТТН, не принадлежащих поставщикам товаров).
В своих исковых заявлениях налоговые органы лишь ссылаются на пункт 3 примечания к главе 24 "Преступления против собственности" Уголовного кодекса Республики Беларусь, указывая, что размер доначисленных налогов является крупным, в 250 раз превышающим базовую величину, (либо особо крупным), и недоплатой налогов причинен ущерб. В некоторых случаях истцы также указывали на отсутствие на расчетном счете субъекта хозяйствования денежных средств, и отсутствие зарегистрированных за ним на праве собственности зданий (сооружений) и автотранспортных средств.
Вместе с тем каких-либо аргументов и доказательств отсутствия у плательщика основных средств или иных товарно-материальных ценностей налоговые органы суду практически не представляют. Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что в основном налоговые органы направляли иски в суд о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов в срок от тринадцати дней до трех месяцев со дня вынесения решения о взыскании с субъекта налогов, пени, экономических санкций, но чаще этот срок не превышал одного месяца.
Анализ судебной практики позволяет констатировать, что инспекциями должным образом не оценивается возможность погашения субъектом хозяйствования задолженности по решению ИМНС и не принимается во внимание фактическая реализация субъектом права на обжалование данного решения в вышестоящий налоговый орган или в суд. Следует отметить, что 3 иска из 15 рассмотренных по указанному основанию оставлены судом без рассмотрения в связи с подачей истцами заявлений о возвращении иска, и в 2 случаях посылкой для подачи таких заявлений послужило признание недействительным хозяйственным судом и отмена вышестоящим налоговым органом решений ИМНС, положенных истцами в обоснование заявленного требования.
Из сложившейся ситуации усматривается, что налоговые органы, обращаясь при указанных обстоятельствах в суд с исками о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, тем самым снимают с себя возложенную на них законодательством обязанность по обеспечению взыскания неуплаченных налогов и других обязательных платежей в бюджет, а также - обязанности требовать от плательщиков устранения выявленных нарушений налогового законодательства и контролировать исполнение этих требований.
Хозяйственным судом в подавляющем большинстве требования налоговых органов удовлетворены. Вместе с тем судебная практика свидетельствует о том, что при принятии решений о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования возникают проблемы в части обоснования отнесения выявленных в ходе налоговой проверки нарушений к грубым.
В качестве характерного примера можно привести следующее дело. Хозяйственным судом рассмотрен иск налогового органа о ликвидации ОДО "С". Истец просил суд ликвидировать общество в связи с грубыми нарушениями законодательства, выразившимися в занижении налогооблагаемой базы для исчисления НДС и налога на прибыль в нарушение норм Закона Республики Беларусь "О налоге на добавленную стоимость" и Закона Республики Беларусь "О налогах на доходы и прибыль". Данные нарушения выявлены в ходе проведения выездной налоговой проверки общества за период с января 1998 года по август 2004 года, в результате которой ответчику доначислен НДС и налог на прибыль в общей сумме 131 018 тысяч рублей. Истец со ссылкой на главу 24 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее - УК) указал, что вследствие недоплаты НДС и налога на прибыль причинен ущерб в особо крупном размере, и на момент обращения в суд (12 января 2005 года) задолженность по налогам обществом не погашена.
Ответчик не признал заявленный иск ввиду несогласия с решением ИМНС о взыскании налогов и пени от 28 декабря 2004 года, принятом по результатам проверки. Ответчик сослался на то, что данное решение обжаловано в МНС, и на рассмотрении в хозяйственном суде находится иск ОДО "С" к налоговому органу о признании недействительным решения.
Суд пришел к выводу о том, что требования налогового органа подлежат удовлетворению в порядке абзаца 3 пункта 41.2 Положения. Указав на наличие основания для ликвидации ОДО "С" - грубое нарушение законодательства, выразившееся в занижении объектов налогообложения для исчисления налогов, что привело к неуплате в бюджет налогов на сумму 131 018 тысяч рублей, пени в размере 27 709 тысяч рублей и экономических санкций в сумме 96 704 тысяч рублей.

Необходимо отметить, что в некоторых случаях суд, принимая решение о ликвидации субъекта хозяйствования, обосновывал отнесение допущенных субъектом нарушений к грубым большим размером доначисленных налогов, пени, экономических санкций, учитывая, что задолженность по решению налогового органа не погашена, либо фактически ее невозможно взыскать, вследствие чего выявленные нарушения носят неисправимый характер.
Требования налоговых органов о ликвидации юридических лиц в связи с осуществлением деятельности с грубыми нарушениями законодательства только в отдельных случаях оставлены судом без удовлетворения. Причиной тому по одному делу стало признание недействительным хозяйственным судом решения ИМНС, на которое налоговый орган ссылался в доказательство грубого нарушения обществом с дополнительной ответственностью законодательства, а по другому - суд пришел к выводу, что допущенное юридическим лицом нарушение не является грубым.
Так, при рассмотрении иска налогового органа о ликвидации ОДО "Ш" хозяйственный суд установил следующее.
В сентябре 2004 года истец провел выездную налоговую проверку ответчика за период с января 2002 года по июль 2004 года, в ходе которой выявил факты принятия ответчиком к учету ТТН на приобретение товаров с нарушением требований статьи 9 Закона Республики Беларусь "О бухгалтерском учете и отчетности" (в них отсутствовали расшифровки подписи лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции), что повлекло занижение налогооблагаемой базы для исчисления НДС, налога на прибыль и других налогов, а также выявил другие нарушения. По результатам проверки ИМНС 18 октября 2004 года приняты решения о взыскании с общества 64 542 тысяч рублей налогов, 8 651 тысяч рублей пени и 32 465 тысяч рублей экономических санкций.
Истец посчитал, что ОДО "Ш" подлежит ликвидации на основании абзаца 3 пункта 41.2 Положения ввиду того, что установленные актом проверки нарушения являются грубыми, поскольку они привели к образованию задолженности перед бюджетом в крупном размере. Также истец сослался на то, что согласно ответу ГУН "Гомельское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру" и ГАИ УВД Гомельского облисполкома у ответчика отсутствует недвижимое имущество и транспортные средства, необходимые для погашения образовавшейся задолженности.
Ответчик заявленные исковые требования не признал, указав, что установленные истцом при проверке нарушения нельзя отнести к грубым, поскольку они носят устранимый характер. Также ответчик сослался на то, что у него имеется продукции на сумму 627 525 тысяч рублей, за счет которой может быть произведена оплата начисленных налогов и экономических санкций. Кроме того, общество с решением ИМНС о взыскании налогов и пени не согласилось, и на рассмотрении в хозяйственном суде находится дело по иску ОДО "Ш" к инспекции МНС о признании недействительным решения. А также УДФР КГК по Гомельской области отказано в возбуждении уголовного дела в отношении директора и главного бухгалтера общества по факту неуплаты налогов в особо крупному размере за отсутствием в их действиях признаков преступления, предусмотренного статьей 243 УК.
В результате рассмотрения возникшего спора хозяйственный суд отказал истцу в иске, указав, что ликвидация юридического лица является исключительной мерой воздействия за допущенные в ходе предпринимательской деятельности нарушения. Из представленных ответчиком документов о проводимых у него в период с 2002 года по 2004 год контролирующими органами 14 проверок хозяйственной деятельности существенных нарушений законодательства установлено не было.
Суд пришел к выводу, что установленные истцом в акте проверки нарушения нельзя признать грубыми и достаточными основаниями для ликвидации общества, поскольку данные нарушения не носят систематический характер, и являются устранимыми путем погашения задолженности за счет имеющегося у плательщика имущества и возможности дальнейшего осуществления хозяйственной деятельности. При этом хозяйственный суд принял во внимание, что в счет погашения задолженности по доначисленным по акту проверки налогам, пени, экономическим санкциям определением суда о судебном приказе обращено взыскание на имущество ответчика в сумме 111 825 тысяч рублей.

Таким образом, судебная практика позволяет сделать вывод, что вышеуказанное разъяснение не сняло всех проблем при рассмотрении дел о ликвидации в связи с осуществлением деятельности с грубыми нарушениями законодательства, и они требуют более полного разрешения.
В отношении данного вопроса полагали бы возможным высказать следующую точку зрения.
В целях уяснения понятия "грубое нарушение законодательства" немаловажно проанализировать основания для принудительной ликвидации, установленные подпунктом 41.2 пункта 41 Положения, в целом. Из смысла данного подпункта следует, что применительно к основаниям ликвидации (прекращения деятельности) субъектов в понятие "грубые нарушения законодательства" не включается занижение (сокрытие) объектов налогообложения. Равно как не включается возникновение и наличие задолженности по платежам в бюджет. Поскольку такие обстоятельства в случае их непрерывной длительности и не устранения в определенный срок являются самостоятельным основанием для ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования (абзац 4 пункта 41.2, устанавливающий ликвидацию коммерческой организации в случае сокрытия (занижения) прибыли (доходов) и других объектов налогообложения в течение 12 месяцев подряд, и абзац 6 пункта 41.2, устанавливающий ликвидацию - при наличии задолженности по платежам в бюджет и государственные целевые бюджетные и внебюджетные фонды более 6 месяцев подряд с даты образования задолженности). Также из данной нормы права вытекает, что размер недоначисленных и неуплаченных налогов и других платежей в бюджет не влияет на основания для ликвидации (прекращения деятельности) субъектов.
Отсюда можно сделать вывод, что сам по себе факт занижения объектов налогообложения, выявленный как при проведении контролирующими органами проверок, так и установленный при иных обстоятельствах, а также крупный размер доначисленных налогов, примененных санкций и факт непогашения задолженности по платежам в бюджет в данном случае неправомерно связывать с грубыми нарушениями законодательства.
Исходя из этого, а также из смысла понятия "грубое нарушение", представляется, что к грубым нарушениям могут быть отнесены те нарушения законодательства, которые носят систематический характер, а также нарушения, совершенные вследствие умышленных действий, либо нарушения, допущенные при совершении действий в запрет законодательства. И квалифицировать нарушения (в том числе и в случае установления фактов занижения объектов налогообложения) как грубые, необходимо в совокупности с обстоятельствами, при которых допущены нарушения исходя из характера нарушений, с учетом вызванных ими негативных последствий и возможности их устранения.
Споры о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования на основании абзаца 3 пункта 41.2 Положения в связи с осуществлением субъектами деятельности с неоднократными нарушениями законодательства становятся предметом судебного разбирательства не так часто. Хозяйственным судом рассмотрено 2 требования о прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением деятельности с неоднократными нарушениями законодательства и одновременно в одном случае - в связи с осуществлением деятельности с грубыми нарушениями законодательства, в другом - в связи с осуществлением деятельности без лицензии. Эти требования нашли свое удовлетворение в хозяйственном суде.
В отношении квалификации нарушений как неоднократных Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь вышеуказанным письмом разъяснил следующее. Суд признает нарушение неоднократным при наличии доказательств того, что субъект хозяйствования два раза или более привлекался к ответственности за нарушения законодательства. В отношении него компетентными государственными органами принимались решения о применении мер экономической, административной ответственности и эти решения в установленном порядке не отменены.
Судебная практика руководствуется данным разъяснением.
Так, в хозяйственный суд обратился налоговый орган с иском о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя М. в связи с осуществлением деятельности без лицензии, а также с иными неоднократными нарушениями законодательства. В качестве обоснования своего требования истец сослался на то, что 7 марта 2004 года актом налоговой проверки выявлены факты нарушения ответчиком Декрета Президента Республики Беларусь от 27января 2003 года №4в части неполной уплаты единого налога за март 2004 года. Постановлением районного суда от 20 июня 2005 года М. признан виновным в хранении товара в складском помещении без документов, подтверждающих его приобретение. 13 июня 2005 года учреждением ГГЦ ГЭ вынесено постановление в отношении индивидуального предпринимателя о приостановлении эксплуатации складов в связи с нарушением санитарных правил на продовольственном складе. Кроме того, постановлениями районного суда от 20 января 2005 года и 22 марта 2005 года М. признан виновным в осуществлении розничной торговли продуктами питания и алкогольной продукцией и в оказании услуг предприятия общепита без лицензии соответственно.
Ответчик отклонил заявленные требования, посчитав, что из пункта 41.2 Положения следует, что субъект хозяйствования может быть ликвидирован только за нарушения, допущенные субъектом хозяйствования именно в ходе его предпринимательской деятельности. Предприниматель сослался на то, что он привлекался к ответственности за нарушение законодательства как индивидуальный предприниматель один раз (по решению истца от 16 апреля 2004 года, вынесенному на основании акта от 7марта 2004 года). Данное нарушение им устранено, и задолженности по платежам в бюджет ответчик не имеет. Ответчик указал, что постановлениями судов общей юрисдикции он привлечен к административной ответственности не как индивидуальный предприниматель, а как гражданин за нарушения, допущенные в быту. И эти нарушения допущены по месту нахождения объектов, не принадлежащих ответчику ни на каком законном основании. Кроме того, в данных постановлениях не установлен факт нарушения предпринимателем конкретных актов налогового законодательства, а также одним из постановлений суда он признан виновным в хранении товаров на складе без документов, подтверждающих их приобретение, однако данные складские помещения сданы индивидуальным предпринимателем в субаренду другим лицам. При этом ответчик отметил, что им обжалуются данные постановления судов (пока подана жалоба на одно из них).
Кроме того, ответчик указал, что нарушения, на которые ссылается истец, неоднократными не являются, поскольку различны, относятся не к одним и тем же нормам права.
Рассмотрев данный спор, суд принял решение о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя в порядке абзаца 3 пункта 41.2 Положения, указав, что наличие оснований - осуществление деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), неоднократные нарушения законодательства подтверждаются решением ИМНС от 16 апреля 2004 года, постановлениями судов общей юрисдикции от 20 января 2005 года, от 22 марта 2005 года, от 20 июня 2005 года.

Между тем неопределенность в нормативных правовых актах, регулирующих ликвидацию (прекращение деятельности) субъектов хозяйствования, понятия "неоднократное нарушение законодательства" оставляет вопросы квалификации нарушений не решенными.
В силу статьи 32 Закона Республики Беларусь "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" предполагается, что одни и те же термины в нормативных правовых актах употребляются в одном значении. Поскольку вышеуказанное понятие имеет неоднозначный характер и не уточнено, то обратимся к сопоставимому законодательству, регулирующему отдельные виды деятельности, право на осуществление которых может быть реализовано после получения в установленном порядке специальных разрешений (лицензий), которым данное понятие раскрыто. Часть 3 пункта 34 Положения о лицензировании отдельных видов деятельности, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 14 июля 2003 года № 17 (в редакции с изменениями и дополнениями), предусматривает, что в случае повторного (два и более раза в течение календарного года) нарушения лицензиатом установленного законодательством порядка приема наличных денежных средств при реализации товаров (работ, услуг) и (или) использования кассовых суммирующих аппаратов (специальных компьютерных систем) лицензирующий орган обязан принять решение об аннулировании лицензии. Следует обратить внимание, что аннулирование лицензии на осуществление страховой деятельности у страховой организации является основанием для принятия решения лицензирующим органом о ликвидации страховой организации (пункт 52 Положения о страховой деятельности в Республике Беларусь, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 28 сентября 2000 года № 20).
Согласно пункту 9 Положения о государственном регулировании производства, оборота, рекламы и потребления табачного сырья и табачных изделий, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 17 декабря 2002 года № 28 (в редакции с изменениями и дополнениями), действие специальных разрешений (лицензий) на деятельность, связанную с производством и оборотом табачных изделий, приостанавливается, а при неоднократном (два и более раза в течение года) нарушении указанные специальные разрешения (лицензии) аннулируются органами, выдавшими их, при следующих обстоятельствах:
- непредставлении, несвоевременном представлении деклараций об объемах производства и оборота табачного сырья и табачных изделий;
- указании недостоверных сведений в этих декларациях;
- нарушении требований нормативных документов по стандартизации, правил обязательной сертификации табачного сырья и табачных изделий, установленных данными нормативными документами. Кроме этого, иные нормативные правовые акты в области лицензирования также содержат аналогичные вышеуказанной норме права.
Таким образом, законодательные акты, устанавливающие основания для аннулирования специального разрешения на осуществление отдельных видов деятельности, относят к неоднократному, равно повторному (поскольку данный термин употребляется в том же смысле), определенное нарушение, имеющее место два и более раза в течение года.
Поскольку ликвидация является крайней мерой воздействия на субъектов за допущенные нарушения законодательства в ходе осуществления предпринимательской деятельности, то следует обратить внимание на предшествующие ей меры воздействия на субъектов, такие как экономическая и административная ответственность. Законодательными актами в определенных случаях устанавливается экономическая и административная ответственность субъектов хозяйствования за повторное нарушение отдельных норм законодательства в области налоговых отношений, ценообразования, представления государственной статистической отчетности (например, пункт 1.3 Указа Президента Республики Беларусь от 30 июня 2006 года № 419 "О дополнительных мерах по регулированию налоговых отношений"). При этом законодатель устанавливает ответственность за повторное правонарушение, совершенное в течение года после применения мер экономической либо административной ответственности. На основе данного критерия построена вся система мер административного воздействия за повторное нарушение.
То есть, при привлечении субъектов к экономической и административной ответственности нарушение предполагается повторным, если оно совершено два и более раза в течение года.
Представляется, что основания доя ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования, как исключительной меры воздействия, не должны выходить за определенные рамки, установленные для иных, менее строгих мер воздействия (экономической и административной ответственность) за неоднократное либо повторное нарушение законодательства.
Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что применительно к ликвидации (прекращению деятельности) субъектов хозяйствования неоднократным следует признавать нарушение в отношении определенного законодательства, за которое субъект хозяйствования два или более раза в течение года привлекался к экономической либо административной ответственности.
Такой вывод согласуется с нормами Указа Президента Республики Беларусь от 19 мая 1999 года № 285 "О некоторых мерах по стабилизации цен (тарифов) в Республике Беларусь" (в редакции с изменениями и дополнениями), которыми в отличие от вышеназванной нормы Положения более четко прописано основание для ликвидации субъектов хозяйствования регистрирующим органом. Согласно подпункту 1.8 пункта 1 данного Указа совершение юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем, за исключением индивидуального предпринимателя, уплачивающего единый налог или применяющего упрощенную систему налогообложения, кроме индивидуального предпринимателя, оказывающего платные медицинские услуги, нарушений, предусмотренных подпунктами 1.6 и 1.7 данного пункта повторно в течение года после привлечения к экономической ответственности является основанием для принятия решения о ликвидации юридического лица (прекращении деятельности индивидуального предпринимателя) регистрирующим органом в порядке, предусмотренном законодательством. Подпункты 1.6 и 1.7 названного Указа определяют экономическую ответственность для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за превышение установленных предельных индексов изменения отпускных цен (тарифов) на товары (работы, услуги) при их реализации без регистрации цен (тарифов) в установленном порядке и за реализацию товаров (работ, услуг) с нарушением установленного порядка регистрации цен (тарифов) соответственно.
В заключение изложенного следует обратить внимание, что принудительная ликвидация субъектов хозяйствования является исключительной мерой, а правовые нормы, устанавливающие крайние меры воздействия и ответственности, не приемлют разночтений и требуют полной ясности.



Николай ДАНЧЕНКО,
председатель хозяйственного суда
Гомельской области

Людмила БАЙДАН,
начальник отдела информационно-аналитической
работы хозяйственного суда Гомельской области



"Вестник ВХС РБ", №15, август 2006 г.


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 804
  судья 228
  юрист 1027
  банкрот 453
  кредитор 624
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio