Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
  Услуги компании АРС ГРУПП - Юридическим лицам / Индивидуальным предпринимателям / Кредиторам / Антикризисным управляющим / Наша работа / Контакты /
 Главная О проекте Рейтинг управляющих Законодательство Опыт и анализ Вопрос-ответ 
 
Миллиардный бизнес, который исчез. История Jawbone, ставшей банкротом из-за «лишних» денег

Даже самый успешный бизнес при определенных обстоятельствах и ошибках может прекратить свое существование. Иногда процесс занимает годы, когда предприятие постепенно снижает обороты, теряя долю рынка. Бывает, что финал доброй истории наступает внезапно и неожиданно для людей со стороны. История Jawbone сочетает в себе оба компонента: она пыталась остаться на плаву до последнего, несмотря на череду ошибок. Казалось, выживет, но не вышло.
 
Основатели Jawbone

Jawbone считали одним из лидеров в сфере носимых устройств, по-настоящему инновационной компанией. У ее истоков стоят британец с ливанскими корнями Александр Ассейли и Хусейн Рахман, сын пакистанских иммигрантов, рожденный в Сан-Франциско, США.

Оба обучались в Стэнфорде и вышли из учебного заведения примерно в одно и то же время — под самый конец лихих 90-х, чем и воспользовались. Александр, как и Хусейн, изучал инженерное дело, что определило их дальнейшую судьбу. Детище получило название AliphCom, которое позже трансформировалось в более простое Aliph.

Казалось бы, история совсем свежа, однако разные источники — от Crunchbase до «Википедии» — называют разные даты основания Jawbone. Согласно одним данным, компания образовалась в 1997 году, также указываются 1998-й и 1999 годы. Наверняка тандем возник не с бухты-барахты, Ассейли и Рахман общались до того, как стать «стартаперами», отсюда и такие разночтения.


Разработка ПО

Aliph поначалу специализировалась на программных продуктах, хотя основатели компании планировали когда-нибудь выйти на рынок с осязаемым продуктом — полным технологических инноваций и с «правильным дизайном». Эта информация, конечно, добавляет романтизма мечте, но действительно ли молодые инженеры были движимы этим, уже не узнать.

Фирма занялась разработкой искусственного интеллекта, способного общаться с пользователем и который можно назвать очень дальним родственником Siri компании Apple. Кроме того, Александр и Хусейн трудились над программными решениями систем шумоподавления. Идеи не появились из воздуха, как можно было бы представить. Дело в том, что один из преподавателей Ассейли и Рахмана как-то пригласил их в Ливерморскую национальную лабораторию, где молодые люди познакомились с учеными, изучавшими проблемы связи на поле боя.


Гранты ВМС и DARPA

Оказалось, что у молодых инженеров есть решение, нужно лишь доработать его. Силы направили на создание системы с применением собственных наработок. Речь шла как о ПО, так и о «железной» составляющей продукта. Для стартапа такой подход выглядел необычным шагом — это дорого и долго, возиться только лишь с софтом куда проще (что доказали Facebook и Google). Однако проектом всерьез заинтересовались ВМС США и агенство DARPA (Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США). «Им требовалась надежная, защищенная от обнаружения система передачи голоса в условиях высокого уровня шума», — рассказывал позже Ассейли.

Aliph получила гранты от ВВС и DARPA и в компании с учеными из Лаборатории занялась делом. Кстати, этот период также называют очередным моментом основания компании AliphCom (образовано из первых букв иврита и арабского языка и com — communication). Несколько странная ситуация с названием, често говоря.


«Облом» от Стива Джобса

Первым изделием для обкатки технологии стала проводная гарнитура, которая весьма заинтересовала давнего игрока рынка — компанию Plantronics. Последняя предложила приобрести его, но Ассейли и Рахман были уверены в собственных силах. Правда, им пришлось немного остудить пыл после встречи со Стивом Джобсом в 2004 году. Гуру не пытался беречь чувства начинающих бизнесменов, сообщив им: устройство с проводом и клипсой никому не нужно. Затем последовали положительные отзывы и коммерческий провал. Джобс оказался прав, и будущая Jawbone неожиданно пошла ко дну.

Основатели компании позвали на работу людей, знавших индустрию получше, в том числе одного из бывших «топов» Palm. DARPA поддержала стартап новым контрактом, однако ему все равно приходилось несладко — велся постоянный поиск инвесторов, сбор денег по крохам и раздавались «завтраки» кредиторам. Инженеры из кожи вон лезли, доказывая: «мы сможем». Решение было очевидным — использовать Bluetooth, однако нельзя же просто прилепить компонент к существующему изделию. Но и эта задача оказалась тандему по плечу, требовалось только время.


Золотой век

За внешний же вид будущих устройств с 2003-го отвечал швейцарский дизайнер Ив Беар, без него вряд ли компания добилась бы успеха, в том числе с первой Bluetooth-гарнитурой Jawbone. Признавая это, в 2007 году на волне ее удач Рахман назначил Беара креативным директором компании, с которой швейцарец сотрудничал до 2017-го. Беар придал индивидуальность продуктам Jawbone, дела пошли в гору, начинался «золотой век», основатели стартапа расслабились. Но «век» оказался мимолетным.

Свои коррективы внес мировой финансовый кризис, во время которого компания была вынуждена начать массовые увольнения. Его преодолели, вновь последовал небольшой взлет — продажи были неплохими, выходили новые устройства. Однако беспроводные красивые и футуристичные гарнитуры Jawbone стали меньше интересовать владельцев мобильников. Мода на такие девайсы в принципе пошла на спад, оставшись уделом достаточно узкой категории людей. Компании нужно было искать новое место, новый формат.


Новые продукты — Jambox и UP

Спасение нашли в двух продуктах — беспроводной колонке Jambox и фитнес-трекере UP, на который возлагали особенные надежды. Параллельно компания активно привлекала средства инвесторов, счет шел уже не на сотни тысяч долларов, как раньше, а на миллионы и десятки миллионов. Вера толстосумов в будущее компании была крепка, она, казалось, крепко стояла на ногах.

Браслет отправился в продажу ближе к концу 2011 года, посетители Apple Store размели товар почти моментально. Они были рады? Нет. Службу поддержки наводнили жалобы на неисправные браслеты, а в Jawbone только гадали о причинах сбоев — UP намертво отключался, и ничего поделать с этим было нельзя. Тут обладатели толстых кошельков и клиенты начали воротить нос от продукции Jawbone.

Тем не менее она смогла найти деньги (к тем десяткам миллионов, что уже были затрачены на разработку UP) на решение проблемы и в 2012-м выпустила рабочую версию UP. Она не была лишена недостатков, но и не превращалась в «кирпич». Продукт стал весьма успешным, но дела шли бы куда лучше, забудь история о первом блине, который комом.


Несколько хороших лет

Спокойный период продлился с 2012-го по 2014 год (на него, кстати, пришелся пик стоимости компании — $3,2 млрд). Jawbone неплохо чувствовала себя на рынке, продолжая развивать линейки беспроводных колонок и фитнес-браслетов. Размеры инвестиций превышали четверть миллиарда долларов. Слишком много денег...


Падение Jawbone

Но весной 2015-го Jawbone подала в суд на своего давнего конкурента — компанию Fitbit, и как-то не заладилось. Ее обвинили в попытках выведать технологические и бизнес-секреты. Хедхантеры Fitbit якобы связались почти с третью сотрудников Jawbone, как минимум пятерых они смогли переманить на свою сторону. Они-то и стали источником утечек. В Fitbit обвинения опровергали, мотивируя это тем, что «пионеру индустрии фитнес-устройств так поступать бессмысленно».

Видимо, по мере разбирательств отношения между конкурентами несколько изменились, так как в итоге обвинения пали на бывших сотрудников Jawbone, а не на саму Fitbit. Затем осенью 2015 года суд принял сторону компании Ассейли и Рахмана. Но впереди их ждали апелляции — подобные разборки длятся бесконечно, а в данном случае - вплоть до кончины одного из конкурентов.

Спустя примерно год Fitbit выступила с предложением купить Jawbone, однако предложила казавшуюся смешной по меркам 2016 года сумму — это произошло как раз тогда, когда рыночная стоимость Jawbone рухнула в два раза. Это был последний шанс получить хоть какие-то деньги за активы компании или сохранить ей жизнь.

До последнего она надеялась найти средства на поддержание жизни предприятия и выбраться из крутого пике. Однако надежды, реструктуризация бизнеса и попытка сменить политику компании не помогли. От нее отстала даже Fitbit, которая посчитала бывшего конкурента выбывшим из игры.

В 2017-м Jawbone подала на ликвидацию, а Хусейн Рахман основал новую фирму Jawbone Health Hub, пообещав кредиторам доли в ней. И теперь активно собирает деньги.



"Onliner.by"


 
поиск по сайту
 
  Альянс АРС Групп:
 
 
Ликвидация предприятия
 
антикризисное управление
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
Ликвидация предприятия
 
реклама
 
 
  распродажа
распродажа имущества предприятий-банкротов
  оргтехника
  оборудование
  автотранспорт
  мебель
  строительные материалы
  недвижимость
  тара и упаковочные материалы
  автозапчасти
  с/х техника
  аудио-видео аппаратура
  галантерея
  одежда
  разное
  продукты питания
  бытовая химия
  посуда
  пиломатериалы
  ткани и материалы
  ювелирные изделия
  металлопрокат
  инструменты
  парфюмерия
  канцтовары
  бытовая техника
  сантехника
Архив объявлений о торгах
  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 787
  судья 228
  юрист 1002
  банкрот 435
  кредитор 596
  статистика
каталоги
 
  Яндекс цитирования
 
  Каталог TUT.BY
 
 
  Rating All.BY
 
  Каталог+поисковая система
  META - Украина. Украинская поисковая система
  Наши партнеры:
 
 
ЗАО Белреализация
© BANKROT.BY / Банкротство в Республике Беларусь
© ОО ПП "АРС ГРУПП" / Банкротство / Ликвидация предприятий / Антикризисное управление / Санация предприятий /
Наш адрес: ул. Лынькова, д. 27; телефон: +375 17 363-02-37
Design by Normality studio