Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
 
Плохо быть бывшим

Хотя институт банкротства в Беларуси существует достаточно давно, практика применения законодательства в этой сфере порождает новые вопросы, требующие разъяснений. Очередную дилемму разрешали судья экономического суда Гродненской области Сергей ЛЯХ и антикризисный управляющий Дмитрий МОНТИК.
 
В хозяйственный суд обратилось ОДО "А" с заявлением о своем банкротстве, было возбуждено производство по делу о банкротстве и открыто конкурсное производство в отношении ОДО, в ходе которого управляющему направил требование кредитора бывший участник общества К., вышедший из состава участников в 2008 г.

После выхода К. из состава участников ОДО принадлежащая ему доля в уставном фонде общества была перераспределена между иными участниками общества. Но ОДО с К. не рассчиталось, что явилось основанием для многократных обращений К. в хозяйственный суд с соответствующими заявлениями, которые в установленном законом порядке рассматривались и были удовлетворены в полном объеме. То есть требования К. к ОДО были основаны на вступивших в законную силу судебных постановлениях, на основании которых хозяйственным судом были выданы судебные приказы.

Управляющим было принято требование К. к должнику в размере 198 млн. Br и включено в состав требований кредиторов пятой очереди.

Далее, одним из кредиторов ОДО была подана жалоба на действия конкурсного управляющего по включению К. в состав конкурсных кредиторов, а также включению имеющейся задолженности ОДО перед К. в реестр требований кредиторов.

Хозяйственный суд признал незаконными действия управляющего по включению требований К. в реестр требований кредиторов должника.

К таким выводам суд пришел исходя из следующего:
      – кредитор, вышедший из состава участников общества до возбуждения дела об экономической несостоятельности (банкротстве), не является конкурсным кредитором по обязательствам, вытекающим из его участия в обществе;
      – из приложенных к заявлению К. о включении в реестр требований кредиторов ОДО "А" документов и материалов дел усматривалось, что требования вытекают из обязательства ОДО по выплате стоимости доли участника в связи с выходом из состава участников должника и процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисленных на подлежащую выплате сумму;
      – доводы управляющего о том, что с момента выхода из состава участников ОДО К. является конкурсным кредитором, не соответствует имеющимся в деле доказательствам, а также требованиям норм Закона от 13.07.2012 № 415 "Об экономической несостоятельности (банкротстве)", определяющим понятие конкурсных кредиторов, а также их статус.

К., не согласившись с этим определением, подал апелляционную жалобу и в ее обоснование привел следующие доводы:
      – при вынесении судом обжалуемого определения были нарушены нормы материального и процессуального права;
      – законодатель не разделяет учредителей, являющихся таковыми на момент принятия заявления о признании должника банкротом, и учредителей, вышедших из состава участников и имеющих к должнику права требования по денежным обязательствам, вытекающим из такого участия;
      –  из содержания ст. 24 Закона № 415-З прямо следует, что учредителем (участником) общества в контексте названного закона является исключительно лицо, являвшееся таковым на момент возбуждения дела о банкротстве и открытия конкурсного производства;
      – на момент вынесения обжалуемого определения К. не обладал статусом учредителя (участника) ОДО;
      – с момента выхода К. из состава участников ОДО принадлежащая ему доля в уставном фонде общества была перераспределена между иными участниками общества;
      – в установленном порядке ОДО с К. расчет не произвело, несмотря на наличие такой возможности;
      – финансовые требования К. к признанному банкротом ОДО основаны не на участии в ОДО, а на вступивших в законную силу судебных постановлениях, на основании которых хозяйственным судом были возбуждены исполнительные производства и были выданы судебные приказы, которые являются самостоятельными исполнительными документами;
      – в терминологии Закона № 415-З нет понятия "бывший участник", поэтому следует воспринимать нормы закона так, как написано.

Однако апелляционная инстанция нашла выводы суда первой инстанции обоснованными и соответствующими законодательству. Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда первой инстанции и не свидетельствуют о неправильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного постановления.

В ст. 1 Закона № 415-З определено, что кредиторами являются лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам, по обязательствам об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору (контракту). Конкурсные кредиторы - это представитель работников должника и кредиторы по платежным обязательствам (по обязательствам, возникшим до открытия конкурсного производства и включенным в реестр требований кредиторов, за исключением физических лиц, работающих (работавших) у должника по гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг или создание объектов интеллектуальной собственности).

Тем самым для получения статуса конкурсного кредитора необходимы два условия: обязательства с участием кредитора должны возникнуть до момента открытия конкурсного производства и требование кредиторов должны быть включены в реестр требований кредиторов. При этом не являются конкурсными кредиторами физические лица, перед которыми должник несет ответственность за привлечение вреда их жизни или здоровью, и учредители (участники) должника - юридического лица, перед которыми должник несет ответственность по обязательствам, вытекающим из такого участия.

Согласно ст. 37 Закона № 415-З с момента вынесения хозяйственным судом определения о возбуждении производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) должника запрещается удовлетворение требований учредителя (участника) должника - юрлица в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника - юрлица.

Исходя из смысла указанной нормы учредители (участники) юрлица (должника) по правоотношениям, связанным с таким участием, не могут являться кредиторами в деле о банкротстве, следовательно, требования учредителя (участника) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия, не подлежат рассмотрению в деле о банкротстве.

При этом период возникновения обязательства должника по выплате действительной стоимости доли и дата обращения заявителя в суд с требованием о взыскании его стоимости не имеют правового значения. Риск отрицательных последствий, связанных с деятельностью юрлица, несут его учредители (участники), в связи с чем они могут заявлять свои требования лишь на имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех других кредиторов.

Праву участника ОДО выйти из общества корреспондирует обязанность последнего выплатить ему действительную стоимость его доли. Такие отношения, безусловно, вытекают из участия лица в обществе. В этой связи выход лица из состава участников до возбуждения дела о банкротстве общества не влечет за собой изменение характера обязанности общества выплатить ему действительную стоимость его доли. Такие отношения, безусловно, вытекают из участия лица в обществе. В этой связи выход лица из состава участников до возбуждения дела о банкротстве общества не влечет за собой изменение характера обязанности общества выплатить действительную стоимость доли и, как следствие, не влияет на правовую квалификацию требования участника к обществу об исполнении данной обязанности.

Таким образом, независимо от времени выхода К. из состава участников должника, а также наличия или отсутствия вступившего в законную силу судебного решения по взысканию действительной стоимости доли денежное обязательство, лежащее в основе его требования, по своей природе остается обязательством, вытекающим из участия К. в уставном капитале ОДО. Следовательно, он не имеет права на включение такого требования в реестр требований кредиторов должника.

Следующий вопрос: каким образом бывшему участнику общества, имеющему на руках вступившие в законную силу судебные постановления о взыскании в его пользу задолженности, вытекающей из его участия в обществе, реализовать свои права по взысканию данной задолженности? Ведь даже при распределении имущества между участниками после погашения всех требований кредиторов бывший участник останется не у дел, т.к. он не будет фигурировать в уставе общества как действующий участник.



"Экономическая газета", №4 от 17.01.2014


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 803
  судья 228
  юрист 1024
  банкрот 449
  кредитор 618
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio