Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
  Услуги компании АРС ГРУПП - Юридическим лицам / Индивидуальным предпринимателям / Кредиторам / Антикризисным управляющим / Наша работа / Контакты /
 Главная О проекте Рейтинг управляющих Законодательство Опыт и анализ Вопрос-ответ 
  "Место под солнцем" на европейский лад
Одним из важнейших факторов, наиболее ярко характеризующих состояние экономики любой страны, является число убыточных предприятий. Согласно различным оценкам, в первом полугодии 2010 г. доля убыточных промышленных предприятий в Беларуси составляла 14,9% от их общего числа (Белстат). По итогам шести месяцев текущего года 300 промышленных предприятий (в январе–июне 2009-го г. таких было 386) сработали с чистым убытком на общую сумму 398,1 млрд руб. (в январе–июне 2009-го — 600 млрд руб.). Наибольшие суммы убытка получили предприятия машиностроения и металлообработки (88,1 млрд руб.), электроэнергетики (76,4 млрд руб.), пищевой промышленности (45,4 млрд руб.), промышленности стройматериалов (38,5 млрд руб.), черной металлургии (35,1 млрд руб.). Рентабельность реализованной продукции, работ и услуг промышленных предприятий в первом полугодии нынешнего года составила 10,2% (за январь–июнь 2009 г. — 9,5%), рентабельность продаж — 7,7 (7,2%).
 
Совокупный внешний долг страны, отмечает бывший председатель Национального банка Станислав Богданкевич, уже приближается к 10 млрд долларов. «Это очень плохие тенденции, и, видимо, где-то к 2011 г. может начаться настоящий кризис, — прогнозирует он. — Сегодня эти проблемы нивелируются все-таки продолжающимися дотациями из России — сократившись на 1 млрд долларов, они составляют около 5 млрд долларов. Но уже в следующем году дотации будут меньшими, и если верить тому, что условия торгово-экономического соглашения с Россией будут выполнены, неминуемо появление кризиса уже в открытом виде». Оценивая степень риска сохранения таких темпов привлечения кредитов в экономику, финансист подчеркнул «безусловную опасность» этой тенденции. По его словам, есть классическая зависимость между объемом денежной массы и национальным продуктом: рост производства и услуг (ВВП) должен более-менее соответствовать росту денежной массы: «А когда рост денежной массы в несколько раз превышает рост ВВП, то в конечном итоге (возможно, не сейчас, а через несколько лет) это приведет к экономическому обвалу — дефолту. Мировой опыт на этот счет есть. Ненормально, когда ВВП растет на 8-9%, внутренние долги увеличиваются на 40-60%, внешний долг — в разы».
Для создания эффективной экономики Беларуси в современных условиях хозяйствования необходимы какие-то другие меры, более кардинальные, нежели простое дотирование убыточных организаций. Например, одним из наиболее радикальных механизмов оздоровления экономики является процедура санации или даже банкротства предприятий. Функционирование такого механизма, показывает мировая практика, позволяет упорядочить расчеты между субъектами хозяйствования, уменьшить неплатежи и в конечном итоге восстановить нормальное функционирование организации, а финансовую неустойчивость сделать устойчивой. А то ведь наши отечественные предприятия — в лучшем случае! — осуществляют (и то с большими трудностями) простое воспроизводство. В худшем — становятся устойчиво неплатежеспособными, убыточными. Статистические данные говорят об этом весьма убедительно. Так, доля убыточных промышленных предприятий в Беларуси составляет более 20% от их общего числа (Национальный статистический комитет).

Итак, нежелательный, однако необходимый процесс санации и банкротства может защитить от полного краха. Правда, при невозможности привлечения заемных средств.
Следует отметить, что несмотря на положительную динамику показателей, докризисного уровня января-мая 2008 г. белорусские предприятия еще не достигли. Однако по ряду показателей (таких, как физические объемы производства и нереализованной продукции, загрузка производственных мощностей, физические объемы заказов на внешнем рынке и спрос) результаты января-мая 2010 г. существенно приблизились к докризисному уровню 2008 г.

ТЕКУЩАЯ ДИНАМИКА убыточных организаций и суммы чистого убытка в 2009 – 2010 гг.

Период

Кол-во убыточных организаций, ед.

Удельный вес,
в % к общему числу организаций

Сумма убытка,
млн р.

2009 год

январь

1 518

16,8

389 852

январь - февраль

1 431

15,8

744 894

январь - март

1 103

12,0

691 403

январь - апрель

1 036

11,3

811 334

январь - май

1 217

11,6

953 224

январь - июнь

1 066

10,1

1 0198 33

январь – июль

1 096

10,4

1 124 455

январь - август

1 074

10,2

1 247 615

январь - сентябрь

952

9,1

1 226 888

январь - октябрь

957

9,1

1 226 888

январь - ноябрь

908

8,7

1 291 889

январь - декабрь

739

7,1

1 308 063

2010 год

январь

1 569

17,4

607 043

январь - февраль

1 493

16,5

730 629

январь - март

1 145

12,4

670 154

январь - апрель

1 096

11,9

726 084



Но следует признать, что далеко не всегда процедура банкротства направлена на оздоровление экономики, но в этом есть, безусловно, что-то положительное.  Принято говорить, что учиться надо на чужих ошибках. Чьи ошибки мы могли бы использовать во благо? По словам эксперта российской консалтинговой компании «АНТОКС» Виктора КОВАЛЕНКО, в любом случае лучше учиться на чужих ошибках, чем делать свои. А полезнее — не на ошибках, а на чужом опыте. В этом плане у Беларуси есть достаточно большое преимущество, потому что процессы трансформации экономики проходят здесь пока более плавно (может быть, даже медленно, даже недостаточно быстро). Но сейчас белорусские организации и предприятия имеют реальный шанс, изучив опыт перехода к рыночной экономике в восточноевропейских странах, достойно подготовиться к этому процессу и выдержать конкуренцию, по сравнению с более зрелыми, более сильными зарубежными компаниями, которые рано или поздно придут на белорусский рынок. 

Однако официальная отечественная экономика неохотно признается в своей несостоятельности… Может быть, руководителям предприятий кажется, что если они признают свое предприятие банкротом, значит, в какой-то мере сознаются в собственной несостоятельности? Но по большому счету в белорусской экономике сейчас не такая уж легкая ситуация, что даже и неприлично обвинять руководителей предприятий и организаций в финансовой нестабильности. Белорусам надо изучать мировой опыт (скорее всего, европейский,). Особое положение Беларуси, ее роль в европейской геополитике обуславливают развитие новых подходов как к ликвидации, так и к проведению процедур санации и оздоровления предприятий.

И санация, и банкротство процессы настолько сложные, что не в силах моментально, как по мановению волшебной палочки, «вылечить» больную экономику. «Например, в последние 20 лет в Германии стремительно развивались техника и технологии, и это явилось первопричиной того, говорит Виктор Коваленко, — что обработка конкурсной массы несостоятельных предприятий стала более запутанной, тем более что одновременно возросло и количество случаев неплатежеспособности: «Рыночная экономика пришла в бывшую ГДР в течение одних суток, фактически одной ночи, и та плановая система построения рынка, которая функционировала на протяжении долгого времени, была моментально сломана. Однако огромное количество немцев оказались не у дел (статистика зафиксировала громадные цифры по безработице), которым в течение короткого времени пришлось полностью перестраивать свою психологию, чтобы в новых условиях найти себе «место под солнцем» и постараться устроить свою жизнь. Некоторые этого сделать так и не смогли».

– А разве в Германии нет законодательных норм, защищающих интересы кредитора?

– Есть, конечно, ведь дело о банкротстве возбуждается не сразу; наоборот, должнику предоставляется время и возможность, чтобы рассчитаться по своим долгам. Например, менеджер акционерного общества работает с деньгами акционеров, а производитель — с деньгами клиентов. Согласно немецкому законодательству, если в течение 3-х месяцев рабочие не получают заработную плату, возбуждается дело о банкротстве такого предприятия. Таким образом, растут не долги предприятия, а задолженность предприятия перед своими сотрудниками. Достаточно часто дела о банкротстве инициируют профсоюзы. В любом случае это неприятно. В Германии сейчас около 4-х миллионов безработных, и потеря рабочего места является ощутимой трагедией. При банкротстве предприятия пособие по безработице составляет 2/3 заработной платы (в течение 3-х месяцев). И только потом выплачивается пособие по безработице. Эти пособия (пособие по банкротству и пособие по безработице) различаются существенно.

– Значит, и в Германии существуют проблемы?

– Конечно. На исходе 1990-х гг. средняя доля удовлетворенных требований кредиторов составляла около 2% от требований непривилегированных или незастрахованных кредиторов. Привилегированные кредиторы (такие как финансовые учреждения, наемная рабочая сила, то есть рабочие и служащие, медицинские, пенсионные и страховые фонды, церкви) и застрахованные кредиторы (например, банки) практически всегда получали удовлетворение своих требований. На всех оставшихся, то есть равноправных кредиторов от оставшейся конкурсной массы, приходилось в среднем лишь 2% удовлетворенных требований.

– Институт несостоятельности берет свое начало в средних веках, насколько я знаю…

– Да, прежде всего — как институт торгового права. Субъектами законодательства о несостоятельности являлись физические лица, занимающиеся торговлей. Когда на смену индивидуальным предпринимателям пришли их объединения – торговые товарищества, специальное законодательство начало распространять свое действие на юридических лиц торгового права, прежде всего на акционерные общества. Однако вопрос о круге субъектов конкурсного производства в разных странах решается по разному. Например, в той же Германии субъектами конкурсного права могут быть любые лица (физические или юридические), независимо от предмета их деятельности и коммерческого статуса, но «оказавшиеся неспособными платить долги». Необходимо отметить, что коммерсант может быть объявлен несостоятельным независимо от правовой формы ведения предпринимательской деятельности, и даже те торговые товарищества, которые, по общему правилу, не признаются правосубъектными, подпадают под действие ГКУ.

– Расшифруйте, пожалуйста, что такое ГКУ.

– В Германии работы по модификации конкурсного права начались в 1870 году и были завершены принятием 2 декабря 1877 г. конкурсного устава (ГКУ), который был опубликован 10 февраля 1879 г. Конкурсный устав 1877 года состоял из трех книг, разбитых на 214 параграфов: I «Материальное конкурсное право» (пр. 1–63), книга II «Конкурсное производство» (пр. 64–208) и книга III «Уголовные постановления» (пр. 209–214). Принятый устав в основе своей имел прусский закон. Введение в действие гражданского и торгового уложений не могло не повлиять на конкурсное право. Конкурсный устав был подвергнут переработке, которая существенно не затронула основных положений закона, а что касается юридико-технической стороны, то в результате переработки число параграфов увеличилось до 244. Конкурсный устав 1877 года в редакции 1898 года является действующим законом. Правда, необходимо отметить, что в течение ХХ века было принято более 20 законов, в той или иной степени изменивших или дополнивших текст более 50 параграфов. В 1976 году законом о борьбе с экономическими преступлениями была отменена книга III ГКУ, содержавшая уголовно-правовые постановления. Большое значение имеет также закон о мировых сделках 1935 года.

– Нынешнее законодательство существенно отличается от старого?

– С момента вступления в силу в Германии нового положения о несостоятельности (с 1 января 1999 г.) по уже названным причинам существенно изменились, прежде всего, три вещи. Во-первых, была отменена содержавшаяся в прежнем конкурсном праве ориентация на дробление. Таким образом, в случае наступления экономической несостоятельности хотя и существует правовая обязанность возбуждения конкурсного процесса, для чего в суд подается иск, обязанности дробления предприятия не существует. При возбуждении конкурсного производства (которое в случае неплатежеспособности предприятия может быть инициировано как должником, так и кредитором) в первую очередь должно быть сохранено имущество несостоятельного должника. Это значит, что предприятие-должник теряет право распоряжаться своим имуществом. Сохраняются также и поступающие платежи. В период данной фазы предприятие продолжает работать под наблюдением арбитражного управляющего, и изыскиваются любые возможности, позволяющие сократить долги. Второе (и весьма существенное) изменение права о несостоятельности в ФРГ заключается в том, что исковая давность по оставшимся долгам сокращена с 30 лет до 7. Если до начала процедуры возбуждения конкурсного производства не было случаев нарушения закона со стороны предприятия, то освобождение от остатка долга может иметь место и без обеспечения минимальной доли удовлетворения требований. Необходимым условием в этом случае является то, что должник на семь лет уступает свой подлежащий наложению ареста доход на доверительное управление кредитору. Это может относиться, например, к бывшим предпринимателям, которые в данной ситуации не должны делать выплаты на протяжении всей жизни. И, наконец, третье: новое право о несостоятельности в ФРГ по-новому определяет термин «несостоятельность»: «Должник считается неплатежеспособным, если он не в состоянии исполнять свои обязательства по платежам». В правовой трактовке имеется следующая интерпретация: «Если должник за истекшие 2 недели не был в состоянии исполнить свои обязательства по платежам на 95%, он является неплатежеспособным, иначе говоря, несостоятельным». На первый взгляд, просто и понятно, однако все значительно сложнее. На протяжении двух лет конъюнктура во многих отраслях имеет понижающийся характер. Еще пять лет назад в Германии, по статистике, каждые 15 минут возбуждался конкурсный процесс. Это 96 случаев несостоятельности в день.

– Каким образом устанавливается очередность удовлетворения требований кредиторов?

– Они удовлетворяются в следующем порядке: требования об отделении имущества (в отношении имущества, принадлежащего третьим лицам, параграф 47 Закона о банкротстве предусматривает отделение такого имущества от конкурсной массы); первоочередное удовлетворение (обеспеченные кредиторы за счет права удержания, закладных на недвижимое и движимое имущество или аналогичных обеспечительных прав согласно параграфу 49 Закона о банкротстве могут потребовать выделить предмет залога для первоочередного удовлетворения своих требований); первоочередные кредиторы (требования). Первоочередные требования касаются расходов, понесенных в рамках процедуры банкротства, вознаграждения и возмещения расходов конкурсного управляющего, действий конкурсного управляющего при управлении, ликвидации и (или) распределении конкурсной массы. Помимо этого, первоочередные требования вытекают из возмездных договоров, которые предусматривали или предусматривают исполнение за счет конкурсной массы, а также из необоснованного обогащения за счет конкурсной массы. Затем удовлетворяются требования обычных кредиторов (Insolvenzverbindlichkeiten). Все требования, не подпадающие под иные категории, считаются обычными. Требования второстепенных кредиторов (Nachranginge Insolvenzverbindlichkeiten). Определенные виды требований считаются второстепенными по отношению к обычным; к ним относятся: права требования на процентный доход по обычным требованиям; издержки, понесенные в ходе участия в процедуре банкротства; любые судебные или государственные денежные штрафы; права требования, предоставленные должником безвозмездно; права требования, вытекающие из кредитов, предоставленных акционерами для замещения недостающего или утраченного капитала (Kapitalersetzende Gesellschafterdarlehen).

– Существует ли специальное законодательство для предотвращения случаев банкротства, какие-либо досудебные обеспечительные процедуры?

– Немецкое законодательство не предусматривает специального законодательства для предотвращения случаев неплатежеспособности (банкротства). Тем не менее, в многообразных положениях гражданского и корпоративного законодательства разработаны и утверждены различные меры предосторожности, созданные для выявления проблем на самом раннем этапе и для предотвращения их усугубления путем принятия особых мер. Эти меры, в частности, заключаются в следующем:

      •  в целом законодательство о принципах бухгалтерского учета является довольно строгим. Достаточно крупные юридические лица, например, должны регулярно проводить аудиторскую проверку своих балансовых отчетов.

      •  были введены требования об уведомлении. Если компания с ограниченной ответственностью (GmbH) или акционерное общество (Aktiengesellschaft) теряет более 50% своего акционерного капитала, то управляющий директор (или совет) должен уведомить об этом членов (/акционеров) компании. Ответственность за невыполнение указанного требования ложится на управляющего директора или членов совета директоров. Компания с ограниченной ответственностью в таких случаях может нести даже уголовную ответственность. Помимо этого, управляющие директора компаний с ограниченной ответственностью и члены совета директоров обязаны подавать заявку о неплатежеспособности, если возникает чрезмерная задолженность или невозможность осуществлять платежи.

Аналогичные правила применяются и в отношении полных товариществ (offene Handelsgeselschaft), а также ограниченных товариществ (Kommanditgesellschaft). В немецком законодательстве о банкротстве не существует официальных обеспечительных процедур. Единственным сопоставимым институтом являются суды по делам о несостоятельности и последующие полномочия предварительных конкурсных управляющих в период между подачей заявки о неплатежеспособности и до официального открытия процедур банкротства

– Значит, в ФРГ суд делает все необходимое для охраны имущества должника?

– Не только в Германии, но и в других западноевропейских странах. Должнику запрещается отчуждать свое имущество. В настоящее время не делается публикация о таком запрете, но запись о нем вносится в поземельные книги, в регистры судов и судостроительных предприятий. Кроме указанных мер, действенность такого запрета обеспечивается двумя методами: уголовно-правовыми (всякое сокрытие имущества должником, его продажа, увеличение пассива и т.д. образуют состав уголовно-наказуемого деяния) и гражданско-правовым (кредиторам представляется право оспаривать действия должника и все совершаемые им сделки в рассматриваемый период времени). Должник, в отношении имущества которого были установлены меры охраны, может выступать истцом в суде, но он лишается права быть ответчиком, на его имущество распространяется конкурсный иммунитет, согласно которому запрещается удовлетворение каких-либо требований из имущества должника вне рамок конкурсного процесса.

– Беларусь должна перенимать германский опыт «в чистом виде»?

– Не обязательно германский. Да и то на него надо лишь ориентироваться, а не перенимать полностью, так как у каждого государства существуют свои отличительные особенности — менталитет, экономическая ориентация и другие. Почему надо присмотреться к Германии? Вероятно, потому что в новых федеральных землях страны была моментально принята законодательная база ФРГ, которая узаконила положения различных областей права. У Беларуси есть еще время, чтобы «подогнать» те нормы законодательства, согласно которым ей придется работать. Законодательство о банкротстве в Республике Беларусь еще очень молодо (по мировым меркам). Приятно, между тем, отметить, что в настоящее время оно неизбежно находит все большее применение в хозяйственной жизни страны в качестве инструмента финансового оздоровления не только отдельных предприятий, но и экономического климата республики в целом. В последние годы существенно возросла  роль белорусских антикризисных управляющих, что, в свою очередь, выдвигает новые особые подходы и требования к их квалификации. Антикризисного управляющего назначает Хозяйственный суд для проведения некоторых процедур банкротства и осуществления иных полномочий антикризисного управляющего в соответствии с настоящим действующим Законом об экономической несостоятельности (банкротстве). Антикризисные управляющие раньше назывались доверенными лицами (согласно старому закону). И банкротство — это не шок. Скорее, необходимая мера, хотя разорение — всегда трагедия. Но иногда банкротство может защитить от полного краха. Наверное, банкротство уже не так страшно. Просто к нему (если это неминуемо) надо хорошо подготовиться, чтобы суметь принять необходимые и правильные решения.



Евгения Короткова
Специально для газеты "Антикризисное управление"


Газета "Антикризисное управление", №9(27) за сентябрь 2010 года


 
поиск по сайту
 
  Альянс АРС Групп:
 
 
Ликвидация предприятия
 
антикризисное управление
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
Ликвидация предприятия
 
реклама
 
 
  распродажа
распродажа имущества предприятий-банкротов
  оргтехника
  оборудование
  автотранспорт
  мебель
  строительные материалы
  недвижимость
  тара и упаковочные материалы
  автозапчасти
  с/х техника
  аудио-видео аппаратура
  галантерея
  одежда
  разное
  продукты питания
  бытовая химия
  посуда
  пиломатериалы
  ткани и материалы
  ювелирные изделия
  металлопрокат
  инструменты
  парфюмерия
  канцтовары
  бытовая техника
  сантехника
Архив объявлений о торгах
  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 781
  судья 225
  юрист 993
  банкрот 429
  кредитор 586
  статистика
каталоги
 
  Яндекс цитирования
 
  Каталог TUT.BY
 
 
  Rating All.BY
 
  Каталог+поисковая система
  META - Украина. Украинская поисковая система
  Наши партнеры:
 
 
ЗАО Белреализация
© BANKROT.BY / Банкротство в Республике Беларусь
© ОО ПП "АРС ГРУПП" / Банкротство / Ликвидация предприятий / Антикризисное управление / Санация предприятий /
Наш адрес: ул. Лынькова, д. 27; телефон: +375 17 363-02-37
Design by Normality studio