Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  2010 – классическое оживление экономики
Когда заканчивается снижение цен, производство опускается до точки «перегиба», то приходит пора классического оживления. Заводы и фабрики запускают новые модели и виды продукции, увеличивается постепенно спрос, товарные запасы распроданы. Новый спрос стимулирует новое предложение.

Начинается посткризисное оживление.
 
Так в любой экономике. Мы не можем быть исключением. И в 2010 г. таким исключением мы не стали. С ценами получалось как обычно, они все-таки прирастали по своей собственной, белорусской логике. А как иначе, если ряд ниш и секторов закрыт от конкуренции высокими таможенными пошлинами? Но главным регулятором цен является не собственное правительство, как думают некоторые. Мировой и региональный рынок всегда были и будут таким объективным регулятором.

На мировом рынке снижение цен закончилось уже к концу 2009 г. Вот и линия отсечения кризисных тенденций. Мировая экономика стала оживать. Стал расти и спрос на товары и услуги. Мы это не просто заметили, а явно ощутили.

Каким образом? Обратимся к данным, к статистике потоков экспорта. В течение первых 5 месяцев продажи белорусских предприятий на региональных рынках выросли на 27%. Образно говоря, внешние рынки и стали вытягивать предприятия страны из кризисной ловушки, в которой она оказалась в течение двух последних лет.

Конечно, можно спорить. Полагать, что собственными усилиями мы стали выходить из общего негативного состояния. В полемике утверждать, что именно либерализация и стала главным рычагом вывода экономики из тупикового состояния. Но либерализация только началась. В основном в своем традиционном белорусском бумажном виде. И ждать ее плодов еще придется значительное время.

Во-вторых, попытаемся найти ниши белорусской экономики, где темпы прироста производства были выше 27%. То есть те сегменты, товарные ниши, которые обнаружили удивительную динамику.

Просмотр и анализ статистических данных дал интересные результаты. Что касаемо секторов и отраслей национальной экономики, то лидирующими были:
      • Сахарная — +56,6%
      • Химическая промышленность — +23,1%
      • Приборостроение — + 17,1%
      • Целлюлозно-бумажная — +14,7%
      • Электроэнергетика — +11,5%

Вот и основные лидеры. Среди объектов государственной политики, концернов и объединений главным «энерджайзером» стал «Белгоспищепром» с его 14,5% темпами прироста производства.

Таким образом, анализ ситуации подводит нас к тому, что успехи белорусской экономики обеспечены продажами на внешних рынках. Это — первый вывод. Второй — наиболее динамичными отраслями были: химическая и пищевая промышленность. Адепты приборостроения согласятся, что производство на этом сегменте не является столь объемным, чтобы на него реагировала макроэкономика страны.

Если же отчитываться по бюрократическим изыскам, то вполне можно увидеть в «нашем» умелом выходе из кризиса наличие инновационного пути. А как иначе? Усилиями ученых и инженеров «мощный старт» наукоемких отраслей и стал генератором экономической активности страны. И никто не станет возражать и полемизировать.

Гораздо более приемлемой стала ситуация с товарными запасами всей страны. Они составляют всего 60% от месячного выпуска. Эта цифра была в 2008 г. С нее начался отсчет «ухудшения» ситуации. Когда нереализованные товары подскочили до 90%, то у нас началась тихая паника. Журналисты, особенно государственных ТВ, вопрошали наивно и синхронно: что же делать с высокими товарными запасами? Правильный ответ был — не производить товары, чтобы не было такой ситуации. Но этот ответ, самый научный и практичный, не принимался. Он казался слишком простым. И придумывались дурацкие предложения по данному поводу. Смысл их сводился к тому, что надо продавать. А для чего же все это производилось?

Дискуссии и грозные окрики по поводу товарных запасов постепенно улеглись. Но среди хозяйственной номенклатуры стал популярным термин «маркетинг». А тетушки и дядюшки из отделов сбыта, которые стали красиво называться маркетинговыми службами, обязаны будут сдавать «иностранные языки». Этакий, в духе Антона Павловича Чехова, «экзамен на чин». Неплохо бы вспомнить для преподавателей маркетинга.

Можно сделать первые «срезы» белорусского варианта оживления экономики. Оно имеет сахарно-химический привкус. С сахаром вообще сплошные изумления. То мы затовариваемся по причине российского отказа покупать его. То спрос резко прыгает вверх, хотя падение было столь значительным, что пока речь идет реально о возвращении к достигнутому положению дел.

Как бы там ни было, но наше экономическое оживление имеет свой собственный привкус. Что и помогает понять суть собственных удач и неудач.

По этой причине обратимся к внешним рынкам страны. К исходным позициям нашего внешнего пространства. Пока мы торговали в минусовое сальдо: 2,7 млрд долларов за пять месяцев — это многовато в условиях посткризисного выздоровления мировой и глобальной экономики. Когда все борются за доли процентов в продажах. И получается. Достаточно посмотреть на Китай, который стал чемпионом мировых продаж. Оттеснили все-таки немцев, бывших более трех десятилетий лидерами мирового экспорта.

На основных направлениях белорусского экспорта есть серьезные изменения. После почти 40% падения продаж в 2009 г. началось движением вверх. В отличие от внутреннего рынка, у нас доминирует экспорт инвестиционных товаров. Он на 47 % выше уровня прошлого года. Отметим, что такое приращение положительно во всех смыслах слова. Особенно важно, что экспорт инвестиционных товаров в Россию прирос на 70%. Что можно считать явным успехом, особенно на фоне «обломов» на поле сырой нефти. Нас лишили особых преференций, после чего и началось нормальное развитие собственного экспорта. Судя по всему, именно нормального. Не бензинового, который искажал происходящее, делал экономику страны ранимой и зависимой от поставок нефти из России. Теперь мы постепенно избавляемся от этого заболевания.

Хотя и здесь наблюдаются забавные вещи. Тащим нефть из далекой Венесуэлы, привозим на наши нефтеперерабатывающие заводы, делаем бензин. Далее начинается сплошной «фантастик». Белорусский бензин 95-й кондиции продается на потребительском рынке Украины по 2 900 белорусских рублей (в пересчете), а на собственном потребительском рынке для своих граждан — по 3240 рублей.

Спрашивается, почему мы любим украинский народ больше, чем свой собственный? Это что за форма экономического мазохизма, так стараться покупать сырье далеко и непросто. Чтобы радовать ценами 50 млн соседей. И показывать своим, какие мы сложные и непонятные. Таких случаев трудно найти в истории экономических отношений разных стран.

На фоне таких аномалий есть достаточно эффективные процессы. С начала года мы в 4 раза увеличили экспорт калийных удобрений. Прекрасно, так как он завис было по причине наших ригидных цен. Удачно пошел экспорт грузовых автомобилей, которых стали продавать в 2,2 раза больше, чем в 2009 г.

Двинулся «металлический» экспорт. Это относится к продажам труб и металлокорда. Сделки выросли более чем на 70%.

Почти на 35 % стали больше продавать своих холодильников. До этого ситуация была напряженная. Домашние хозяйства соседних стран ограничивали покупки, и рынок был очень конкурентным. В том числе работали лоббистские группы в России, соседних странах. Покупать товары национального производства заставляли правительства в явной или скрытой форме. Постепенно ситуация на этих нишах рынка стала исправляться.

Это и есть оживление. Выход из «мертвой точки» кризисной спирали.


Внутренний рынок — динамика перспективы

Если бы не предстоящие президентские выборы, то направления экономической политики в стране были бы более дискуссионными. Пригодилось бы знание основ рыночной теории, законов конкуренции. Новых правил и процедур в формировании эффективных ниш конкуренции, развития частной собственности. И много другое, о чем так любят говорить экономисты. Особенно независимые. Теперь уже очень часто и от экономической науки. Ставшей «продажной девкой» усилиями братских экономофилов соседних стран. Да и своих собственных «протоэкономистов».

Исключительно благодаря нашей электоральной специфике дискуссий о направлениях экономической политики быть не должно. Правительство, Министерство экономики, иные структуры будут писать и говорить. Это не возбраняется. Даже поощряется. Ибо за разговорами и можно сформировать необходимую тенденцию. А ею является курс на повышение заработной платы. И пенсий. Не в придачу, а именно — надолго и всерьез. И не наоборот.

Выборы всегда в нашей стране проходят в условиях подъема доходов. Это давняя традиция, взявшая начало от товарища Сталина. И никем не отмененная, насколько мы знаем. Ни одно правительство во времена Брежнева или Хрущева не отказывалось от генерального курса — повышение благосостояния трудящихся. В итоге совместных героических усилий через определенное время получалось, что и зарплату надо было бы поднимать до 100 долларов в месяц. И делать иные важные вещи.

Традиция повышения заработной платы к выборам отлично отработана в Беларуси в последние 15 лет. Надо бы понять, что за ней скрывается! Просто некая форма политического пристрастия, традиции?

Нет, не все так просто. Стимулирование экономической активности за счет расширения внутреннего совокупного спроса — это кейнсианский метод. Чистой воды кейнсианство. Конечно, совокупный спрос не развивается сам по себе, как некое дитя без родителей. Безусловно, что белорусское правительство не проводит совещаний на тему «О совершенствовании методов кейнсианского управления страной в первой половине 2010 года».

Это так. Но все, что лежит в основе официального варианта государственной, инициированной президентом, политики есть левое кейнсианство в духе английской экономистки Джоан Робинсон. И ее коллег. Для точной диагностики ситуации это важно принципиально. С точки зрения государственной пропагандистской машины сие не есть важный элемент развития общества. Важнее аксиома о строительстве социально ориентированной экономики. Этакого субстрата потерянной в исчезающей методологии остатков науки рефлексирующей экономической мысли догматического марксизма.

Поиск генераторов экономической активности идет везде. В соседней России также вышли на кейнсианство в развитии собственной политики стимулирования внутреннего рынка. Россияне вообще прицелились достаточно верно. Они еще до кризисных, депрессивных процессов пришли к верной гипотезе доминантного стимулирования развития внутреннего рынка. Сначала свой собственный рынок, затем экспорт и прочее. Конечно, только не для Газпрома и нефтяных олигархов.

2010 г. повторил технологии экономической политики «электоральных экономических годов». Накачка заработной платы, ступенчатое повышение пенсий и стимулирование совокупного спроса. Политически важнее — рост доходов. Но при этом важно сохранить уровень цен, препятствовать развитию инфляции. Это сопровождающий негативный элемент экономической практики. Но он либо слегка прикрывается расчетами, либо подавляется административной политикой регулирования цен. Что имело место в прошлом, от чего мы не можем отказаться и сейчас.

Речь идет не просто о стимулировании роста доходов населения, экономически производительного. Электоральный год работает как стимулятор увеличения доходов важных сегментов избирателей. Это осмысленно может делаться в любой стране. Однако нашлись государства, в которых активирующее правительством увеличение доходов запрещено. В такой западной трактовке политика роста благосостояния квалифицируется как подкуп избирателя. Но это их политическая традиция, и ее мы не будем осуждать.

Что же происходит в 2010 г.? Сначала воспроизведем официальные данные, характеризующие основные показатели доходов населения:

 

Январь-май 2010 г.

В % к январю-маю 2009 г.

Май 2010 г. в % к

Справочно
январь-май 2009 г. в % к январю-маю 2008 г.

маю 2009 г.

апрелю 2010 г.

Денежные доходы населения, млрд руб.

395 22,5

113,9

x

x

123,9

Реальные денежные доходы

x

106,9

x

x

107,8

Номинальная начисленная среднемесячная заработная плата, тыс. руб.

1 078,2

113,9

118,2

103,7

117,7

Реальная заработная плата

x

106,9

110,4

102,9

102,4

Средний размер назначенных пенсий, тыс. руб.

469,0

120,1

120,1

100,1

113,4

Реальный размер назначенных пенсий

x

112,8

112,2

99,3

98,7



Хочется как лучше. И тут привлекаются данные по номинальному увеличению доходов. Что не есть хорошо. Главный позитивный удар нанесен по пенсионерам. Они в реальном исчислении стали богаче на 12,8%, а номинально на все 20 пунктов повысились их доходы. Чувствительно, но после затратной коммунально зимы не все почувствовали такое повышение.

Основная масса получателей доходов — наемные работники. У них рамки прироста — 6,9%. Почти 7%-ное повышение заработной платы. Номинально выглядит неплохо — 13,9%. Часто эти цифры преподносятся как реальный рост. Что обманывает и население, и завышает оптимизм ситуации.

Итак, в явном выигрыше пенсионеры, хотя они все равно «бурчат». Обычное экономически активное население повысило свой уровень доходов, но в 1 500 000 рублей средней зарплаты мы к концу года не попадем.

А что происходит с расширением внутреннего спроса? Как реагировал потребительский рынок на эту, достаточно активную политику доходов? Посмотрим на промежуточные результаты.

Начнем с того, что все внутренние продажи потребительских товаров приросли ровно на 15%. Удивительно большая величина, которая не соответствует приросту доходов. Они номинально выросли на 13,8%. Возможно, что расчеты продаж выполнены по показателям в действующих ценах, а не в сопоставимых. Обратимся к материалам официальной статистики.

Нет, официальные расчеты аппелируют к тому, что все данные обработаны в сопоставимых ценах. Парадокс, но не будем ерничать. Так подсчитано на начало второй половины года. Цифры потом поменяются, уточнятся. Дело обычное, статистическое.

Для нас важен вывод — рост продаж на внешних рынках подбросил экономику на 27 пунктов. Точнее, наших экспортеров. Те, кто работает на внутреннем потребительском рынке, очень заметно увеличили свои обороты продаж — на 15 пунктов. Самыми скромными достижениями можно считать инвестиционный рынок. На нем прирост составил всего 4%. С инвестиционными товарами пока не очень получается. Да и время переходное, в политическом смысле. Обычно инвестиции на такой фазе политического цикла притормаживаются.

Плюс ожидаемая массовая приватизация. Именно она делает инвестиции на этой фазе бессмысленными. И даже опасными. Вложить деньги в то, что станет чужим, дело непривлекательное.  Даже для правительственных чиновников, которым не чуждо чувство собственности. Чужой, которая быстро может стать и твоей. Пример соседних стран подчеркивает, что такие варианты срабатывают удивительно быстро.

Можно и наоборот. Вложить государственные деньги в нужное предприятие,  затем его и приватизировать. Схема более полезная, но зачастую и слишком видная, опасная.

Конечно, собственные инвестиции у нас пока стабилизировались на скромном уровне. Оживление деловой активности идет на внешнем инвестиционном рынке. И на внутреннем потребительском. Формула белорусской анти-депрессионой активности стала прозрачной и ясной.

И это можно использовать. Уже сейчас. Инвестиционные товары — на экспорт. Потребительские товары — активно продавать на внутреннем рынке. Можно и наоборот. Но это только для самых продвинутых и умелых.



Леонид Заико, научный обозреватель
Специально для газеты "Антикризисное управление"


Газета "Антикризисное управление", №8(26) за август 2010 года


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 823
  судья 228
  юрист 1032
  банкрот 464
  кредитор 638
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio