Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  Новое антикризисное управление: исходные парадигмы
Теории управления очень быстро модифицируются в новую доктринальность. Чем больше проблемы, тем быстрее.
 
Флуктуационно-активный кризис

Две вещи пугают европейцев. Греция и исландский вулкан. Бедствие природное и социальное. Хотя вулкан проснулся, но люди, увы, не проснулись и не представляют себе будущее с такими вулканическими перспективами.

Парадокс состоит в том, что в нынешней жизни слишком много позитива. Кризис глобального характера пока не состоялся по причине «мелкости» события. Это доказывается небольшими флуктуациями падения ВВП в основных странах глобальной экономики. Когда падение находится в рамках 3-6%, то лучше говорить о синхронной рецессии, вызванной дисбалансами финансовых потоков.

Собственно, еще 2 года тому назад автору данной статьи приходилось анализировать и проектировать ситуацию таким образом: 2009 г. — падение мировой экономики, 2010 г. — сбалансирование ситуации, уравновешивание товарных и финансовых потоков. 2011 г. — начало роста мировой экономики.

Желание мировых лидеров «бороться с кризисом» было чрезмерно политизированным. Политики боятся «нормальной» экономики, «нормального» кризиса. Они так дорожат своим нахождением на пике власти, что готовы были использовать все средства для «купирования» возникшей экономической болезни.

Разломы и овраги мирового производства забросали мешками денег и решили, что этого достаточно. Как шаманы изгоняли «злого духа» россыпями бумажных листков.

По сути, происходящее было предельно простым. Одна большая страна напечатала больше, чем обычно, денег. Причем «напечатала» уже стало символичным термином. Все свелось к введению цифр со многими нулями в компьютер. Удивительно простое дело — манипуляции с употреблением номиналистической системы денег. Когда у денег забрали их объективную основу — золото и серебро, то ничто не ограничивает успехи полисимейкеров в раздувании денежных мыльных пузырей.

Другие, страны поменьше, со вздохом облегчения забирали деньги у «широких народных масс» и передавали их «узким банковским кругам». И еще: кое-что добавлялось к этой замечательной технике пилотирования экономики на предельно низких агрегатных макроэкономических высотах. На это также обратим наше внимание.

Действия мировых и национальных антикризисных управляющих были интересными. С точки зрения воспроизводимости результатов на уровне корпорации, фирмы, частного предпринимателя.

Основные методы макроантикризисных управляющих:
      1. Выбор стратегии действий: оздоровительная или щадящая.
      2. Денежная политика: мягкая или жесткая.
      3. Бюджетная политика: ограничений или без ограничений.
      4. Структурная политика: изменения или без изменений.
      5. Социальная политика: ответственная или народная (социально ориентированная), то есть безответственная.

Кое-что можно еще добавить и уточнить, но в целом кризис проверялся по совокупности этих параметров антикризисной политики.

Хорошо, а что могут использовать и применять деловые люди из данного арсенала? И вообще, следует ли использовать эти поделки политикой в сфере кризисного управления? Которое пока не стало антикризисным управлением.

Во-первых, надо начинать с выбора стратегических координат. Фирма перестала успешно продавать свои товары и услуги. «Заказы упали». Это обычная формула оценки ситуации. Меньше покупают окон и дверей, автомобилей и велосипедов.

Когда такой клэш спроса наступает, надо и принимать решения. А какие? Переждать и отсидеться. Или менять и изменяться. Очень важная для белорусов ситуация. С начала 1990-х мы только отсиживались. Ждали, когда начнут покупать наши тракторы и МАЗы, телевизоры и холодильники. Держали слабый огонь на нашей экономической плите.

И даже нашли этому занятию название — «социально ориентированная экономика». Собственно, других и не бывает. Если экономика не ориентируется на социум, на общество, то она вообще смысла не имеет. И не просуществует. В белорусской версии такая «ориентированная» экономика есть модель английского экономиста Джона Майнарда Кейнса. Экономика высокой (и даже предельной) занятости. У нас это и приняло форму щадящей стратегии. С одалживанием денег для такого «щадения». С обидами и выпадами в адрес соседей, которые не поддерживают материально.

А что иная модель стратегии? Не щадящая? Ох как не много стран выбрало такой вариант! Лучше всего это сделал Китай. По-коммунистически, точно и жестко. Вопреки традиционному гуманистическому слюнтяйству советского и постсоветского времени. Китайские коммунисты не стали спасать своих лузеров. Не давали деньги на поддержку тонущих в холодном экономическом море национальных «хозяйственных единиц».

Это и есть оздоровление. Которое у нас называют приятным термином, хотя и не всем понятным — санация. Но и санацией можно заниматься по-разному. Мы сами в этом убеждаемся. Оздоровили завод по производству велосипедов, передали его новому собственнику. Да, продали и успокоились. Кто-то из Австрии с русской, а не немецкой фамилией будет за нас выводить плохое предприятие из «социально-ориентированной экономики»?

Как бы не так! Мы хотели сохранить «коллектив», производственный процесс. Санатор (а не сенатор) был умнее. Ему нужны площади в центральной части города, имущество, которым можно торговать. Причем неплохо. Как-то стыдливо обходим стороной вопрос о том, что стало со зданиями завода с именем классика в самом центре Минска, слева от ЦУМа. Последний, кстати, совсем небольшой объект, если сравнивать с площадями бывшего оборонного предприятия.

Попытки в щадящем режиме сохранить наши предприятия — это ошибка. Для осуществления активной и мощной конкурентной политики мы нуждаемся в собственном стрессе. Именно в стрессе. Когда человек попадает в опасную ситуацию, то благодаря стрессу он активизирует свои жизненные способности. Становится сильным и жизнеутверждающим.

А мы — щадим и щадимся. Для чего? Для того чтобы съели конкуренты. Именно съели. Не сейчас, не в 2010 г., а позже. Признаки такого повышенного аппетита наблюдаются в приезде десятка делегаций приватизаторского характера, которые собственные чиновники, доведшие «до ручки» наши же предприятия, называют «привлечением инвестиций».

Китайские полисимейкеры оказались лучшими психологами и антикризисными управляющими. Лучше американцев, которые отдавали деньги своим банкирам-неудачникам. Лучше французских и немецких политиков, которые и продавали предприятия, и подталкивали субсидиями к последующему банкротству.

Анализ ситуации в ведущих странах мировой экономики показывает, что монетарной политики новой никто не создал. Новая международная денежная единица не появилась. Не решились лидеры «8-ки» на радикальные меры в формировании мирового денежного рынка.

Ни СДР (специальные права заимствования), ни российский рубль, ни китайский юань не продвинулись на пути к реализации функции мировых денег. Доллар постепенно стал восстанавливать свое влияние в мире. Помогли ему в этом и социалистические инновации Греции.


Технологии адаптационного антикризисного менеджмента

Что же происходит в мире? Реструктуризации мировой экономики не произошло. Бюджетная философия осталась прежней. Главное — стыдливо (или нет) передать деньги населения (налоги) своим банкирам. И укорять их за имеющийся эгоизм в присвоении этих дотаций и субсидий топ-менеджерами крупных финансовых институтов.

Мировые лидеры затормозили кризисные процессы. Точнее, тормознули их. А в 2010 г. имеет место этакая тенденция «микста», когда водитель одновременно нажимает педаль тормоза и педаль газа (акселератор). Метод Шумахера и других автогонщиков при прохождении трудных поворотов.

Торможение нужно. Убрать высокие бюджетные расходы. Германия и Франция это делали. Великобритания также рационализировала свой бюджет. Даже королева пошла на снижение расходов, что само по себе симптоматично.

Белорусский вариант торможения получился немного бестолковым. До наших полисимейкеров ситуация стала пожарной, когда склады оказались переполненными сверх меры. Трудились не покладая рук, когда надо было менять ассортимент и качество товаров. Дело дошло то того, что в 2009 г. под воздействием внешнего рынка цены на наши товары стали резко падать.

Данный факт решили замолчать. Особенно по таким товарным позициям, как мясо и молоко, которые на внешних рынках стали дешевле на 40%. Легко представить реакцию потребителей, когда они вдруг узнают, что за белорусское мясо и молоко русские, немцы, испанцы, грузины, поляки и литовцы платили всего 60% от прежней стоимости. Такая продовольственная скидка для «чужих» потребителей была сделана, по существу, за счет бюджетных субсидий. За деньги налогоплательщиков.

Судя по многочисленным заявлениям, курс на расширение продаж нашего продовольствия за рубеж в 2-3 раза будет отличаться прежней гуманитарной поддержкой жителей соседних и далеких стран.

Получается, что наша «педаль на газ» будет работать с высоким расходом топлива. Образно говоря, естественно. Картофель в начале сезона завозим из Марокко, продаем весьма дешевое мясо и молоко иностранцам. И кому все это нравится? Или не хватает умения и желания анализировать глубинные процессы в национальной экономике?

Мы боялись перегрева, боялись остаться без внешних рынков, но философия «отсидки» оставит не только без рынков, но и без собственных предприятий. Которые многие уже готовы приватизировать с целью выполнения указаний «высшей власти». Но такой процесс будет работать против нас.

Среди механизмов антикризисного регулирования надо выделить стимулирование совокупного потребительского спроса. Отказ от старых методов государственной экономической политики имеет место во многих странах Старого и Нового Света. И в этой новой прагматике видны очевидные похожие «ходы».

Германские политики решили стимулировать спрос на автомобили. Не на телевизоры или стиральные машины, а на авто. Ловкими движениями руки общество зомбировали тем, что если кто-то будет сдавать старый автомобиль, а взамен получать новый с хорошей скидкой, то это будет выгодно всем.

Сначала надо выяснить, почему именно автомобили? Чем хуже новое пальто взамен старого? Или мебель. А может, поупражняться в сдаче старых квартир? И с небольшой добавкой получать новые? Хотя наш метод кредитования под 5% годовых выглядит гораздо эстетичнее. И более масштабно. Особенно при инфляции в 10-12%.

Устремления немцев помочь своему автобизнесу понятны. Наши старания давать «легкие» деньги строителям, впрочем, также не очень симпатичны. Вопрос заключается в том, почему те или иные лоббистские группы столь эффективны. В поддержке «государства»? Нет — в поддержке определенных групп влияния, корпоративных групп.

Немецкий опыт быстро «схватили» русские. Выход из кризиса в машиностроении России нашли в замене старого волжского автопрома на новые модели «Лады». Лучше бы меняли старые «Жигули» на новые «Фольксвагены». По совместной договоренности с Германией. Вот началась бы потребительская революция в отдельно взятой нефтедобывающей стране…

Хотя, с учетом российских продаж нефти, подобные «фокусы» вполне возможны. И цены на газ помогают делать немыслимые сделки. Что-то может остановить такие революционные проекты «разработки» немецкого автопрома в России?

Да, полагаю, что основания есть. Серьезным аргументом в оценке перспективности «прорывных» проектов можно считать результаты межконтинентальных траффиков нефти из Латинской Америки в Беларусь. А почему бы и нет?

Мнения, скорее всего, есть и будут полярными. Надо идти на риск и выводить собственную экономику из кризиса оригинальными путями. Включая и межконтинентальные. Такими бывают не только ракеты, но и схемы сырьевой торговли.

Это наш вариант. Русские выходят из кризиса стимулированием внешних цен на газ и нефть. Этак традиционно. Есть и иные антикризисные технологии. Суть их в увеличении спроса на внутреннем рынке.

С точки зрения теории такие методы хорошо себя показали в разные годы практически во всех странах. Русские полисимейкеры испытывают механизмы эффективной передачи выросших доходов от нефти в руки простому населению. Попытка удивительная по той причине, что в нормальной рыночной экономике данная проблема не является критически важной.

Но в России по причине мздоимства и воровства бюджетных денег разрабатывают методы антикризисного регулирования по-простому. Суть модели: надо прямо, без посредников (банки, местные и иные бюджеты) дать деньги населению.

По этой причине — прямое централизованное увеличение пенсий. Увеличение заработной платы — два. Прирост стипендий и выплат разного рода. От рождения детей до денег на квартиры военнослужащим.

Главное — передать деньги непосредственно и быстро. По этой причине и заработная плата уже превышает 600 долларов в месяц. Кстати, по показателю доли заработной платы в ВВП Россия вышла на первое место в Европе. У них — 40%. Так и стали с этой цифрой лидерами.

Но на этом не останавливаются. И пенсии ветеранам войны перевалили за 700 баксов. О чем наши защитники бывшей родины не подозревают. Успех российского эксперимента строится на активном разогреве внутреннего рынка. Схема работает активно. Сначала деньги покупателям, потребителям в форме доходов. Они сразу — за покупками. Телевизоры, машины, продукты питания... Не надо контрольных цифр, планов для предприятий, отчетов о снижении товарных запасов.

Когда денег у домашних хозяйств становится больше, рыночная машина урчит веселее. Интенсивность покупок возрастает. Собственные предприятия освобождают склады, формируются производственные программы под новые заказы. И не только это. Русские скопировали немецкий «энтшайдунг». Также решили продавать автомобили с использованием бюджетных денег.

Главное — собственный внутренний рынок. Сейчас — только российский. Мы — на периферии этой антикризисной политики. Готовили и писали какие-то планы совместного для Беларуси и России выхода из кризиса. Все осталось на бумаге. Все виртуально, нереально и по большому, и по малому счету. Одни стали ограничивать доступ на свой потребительский рынок. Явно, или не очень. Другие стали разрабатывать антикризисное движение в Южное полушарие. Но не мозга, а планеты.

Однако стоит заметить, что и наши устремления освобождают от многих предрассудков. Легче стали относиться к собственному бизнесу. Поняли, что наши налоги не лучшие в мире. Стали искать варианты трансферта производства и технологий. Хотя пока слишком далеко и зыбко.

Есть и вопросы. Профессионалы знают, что развитие внутреннего спроса приводит, к сожалению, только к количественному росту агрегатов потребления. Да и сохраняет прежнюю структуризацию занятости. Качественные изменения, по сути, не нужны, мы имеем дело с типичным вариантом «расширенного потребления». И чаще всего на традиционной технологической основе.

А так из кризиса не выйдешь. Проскочить проскочишь. Или, как говорят в народе, «откосить можно».

А что потом?

Опять искать «стратегических инвесторов»?



Леонид Заико, научный обозреватель
Специально для газеты "Антикризисное управление"


Газета "Антикризисное управление", №5(23) за май 2010 года


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 823
  судья 228
  юрист 1032
  банкрот 464
  кредитор 637
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio