Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  Директор предприятия и его субсидиарная ответственность по долгам предприятия в банкротстве
В соответствии с гражданским законодательством Республики Беларусь субсидиарная ответственность является ответственностью, дополнительной к ответственности основного должника. В гражданско-правовом аспекте субсидиарная ответственность имеет широкий спектр оснований ее возникновения, предусмотренных различными нормативными правовыми актами Республики Беларусь.
 
Однако особый интерес представляют собой те основания, которые предусмотрены законодательством, а не только сделкой, и влекут субсидиарную ответственность не юридических лиц, а физических лиц – участников (учредителей) юридических лиц, собственников имущества унитарных предприятий, а также руководителей юридических лиц по обязательствам последних. Так, институт экономической несостоятельности (банкротства) в нашей стране содержит нормы, которые предусматривают субсидиарную ответственность собственника имущества предприятия-банкрота, его учредителей (участников) или других лиц, в том числе руководителей должника, имеющих право давать обязательные для должника указания либо имеющих возможность иным образом определять его действия. То есть в случае экономической несостоятельности (банкротства) юридического лица законодательство Республики Беларусь предусматривает своеобразную гарантию для кредиторов юридического лица получить удовлетворение своих требований в случае недостаточности имущества предприятия-банкрота путем привлечения его участников (учредителей), собственника его имущества, его руководителя к субсидиарной ответственности.

Так что же это за гарантии кредиторов, которые предусматривают имущественную ответственность собственников предприятия и его руководителей по долгам предприятия в случае банкротства?

Существует два правовых основания для привлечения физических лиц, прямо или косвенно связанных с хозяйственной деятельность предприятия-банкрота, к субсидиарной ответственности по обязательствам последнего.

Так, в соответствии со ст. 8 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) должник обязан подать заявление должника в хозяйственный суд в случаях, когда удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами либо прекращению деятельности должника – юридического лица. Руководитель должника, ликвидационная комиссия (ликвидатор), а также иные уполномоченные органы обязаны подать в хозяйственный суд заявление должника, если при проведении ликвидации юридического лица установлена невозможность удовлетворения требований кредиторов в полном объеме. В таких случаях заявление должника должно быть подано в хозяйственный суд не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующего основания. Неподача должником заявления должника в указанных выше случаях и сроки влечет субсидиарную ответственность виновных в этом лиц, полномочных принимать или принимающих решение о подаче заявления должника по платежным обязательствам и (или) обязательствам, вытекающим из трудовых и связанных с ними отношений, возникшим по истечении указанного срока.

Для лучшего понимания сути указанного основания субсидиарной ответственности разберем практические моменты доказывания в рамках хозяйственного процесса.

Невозможность исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед всеми кредиторами определяется на основании Инструкции по анализу и контролю за финансовым состоянием и платежеспособностью субъектов предпринимательской деятельности, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь, Министерства экономики Республики Беларусь и Министерства статистики и анализа Республики Беларусь от 14 мая 2004 г. № 81/128/65 (в редакции постановления Министерства финансов Республики Беларусь, Министерства экономики Республики Беларусь и Министерства статистики и анализа Республики Беларусь от 8 мая 2008 г. № 79/99/50; (далее — Инструкция). В соответствии с Инструкцией анализ финансового состояния организации производится на основании бухгалтерского баланса за последний отчетный период, а также бухгалтерского баланса на первое число текущего месяца (если дата составления этого бухгалтерского баланса не совпадает с датой окончания последнего отчетного периода), представляемых организацией. Таким образом, не составляет труда рассчитать соответствующие коэффициенты и определить структуру бухгалтерского баланса организации. Если значение коэффициентов, определяемых в соответствии с Инструкцией, не соответствует значениям, ею установленным, структура бухгалтерского баланса организации является неудовлетворительной. То есть руководитель предприятия и иные лица, полномочные принимать или принимающие решение о подаче заявления должника (учредители (участники) предприятия, собственник его имущества), в течение месяца с момента, когда они узнали или должны были узнать о том, что структура бухгалтерского баланса организации является неудовлетворительной, обязаны подать заявление должника в хозяйственный суд. В случае если указанные лица не сделали этого, то на них может быть возложена субсидиарная ответственность в размере неисполненных обязательств предприятия, которые возникли по истечении установленного месячного срока.

Таким образом, в ходе доказывания в рамках указанного основания необходимо установить, на какую дату структура баланса должника являлась неудовлетворительной, когда руководитель и (или) иное уполномоченное лицо узнали об этом обстоятельстве, а также предоставить доказательства того, что возлагаемые в порядке привлечения к субсидиарной ответственности обязательства должника возникли по истечении месячного срока, предусмотренного ст. 8 Закона о банкротстве. В правоприменительной практике доказательством того, что руководитель знал о неплатежеспособности своего предприятия, в большинстве случаев является годовой бухгалтерский баланс, подписанный руководителем и сданный в налоговую инспекцию по месту регистрации предприятия. Соответственно месячный срок исчисляется с даты подписания такого бухгалтерского баланса. Размер субсидиарной ответственности в таких случаях определяется размером непогашенных платежных обязательств, возникших после истечения месячного срока, и устанавливается судом на основании представленных первичных документов, подтверждающих указанные обязательства.

В большинстве случаев субъектами, привлекаемыми к субсидиарной ответственности, являются руководители предприятий, так как доказать тот факт, что они знали или должны были знать о неплатежеспособности своего предприятия, а также определить соответствующую дату возможно на основании годового бухгалтерского баланса, подписанного руководителем. Участников (учредителей) общества или собственника имущества унитарного предприятия практически невозможно привлечь к субсидиарной ответственности на основании ст. 8 Закона о банкротстве, так как доказать факт того, что они знали о неплатежеспособности предприятия, а также установить конкретную дату, чтобы рассчитать установленный месячный срок, не представляется возможным, за исключением случаев, когда участники (учредители) общества или собственник имущества унитарного предприятия рассматривают и своим решением утверждают неликвидный годовой баланс предприятия. В таком случае месячный срок исчисляется с даты подписания соответствующего протокола (решения). Однако существуют примеры, когда хозяйственные суды выносили решения о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей предприятия солидарно с его участниками (учредителями) только лишь на основании подписанного руководителем неликвидного годового бухгалтерского баланса, мотивируя решение тем, что участники (учредители) не контролировали деятельность руководителя, не следили за платежеспособностью своего предприятия, несмотря на то, что эта обязанность возложена на них учредительными документами. Однако такая мотивировка не совсем соответствует структуре правового основания, предусмотренного ст. 8 Закона о банкротстве.

Вторым правовым основанием привлечения физических лиц, связанных с хозяйственной деятельность предприятия-банкрота, к субсидиарной ответственности по обязательствам последнего, является п/п 1.35 п. 1 Указа Президента Республики Беларусь от 12 ноября 2003 г. № 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» (далее — Указ), в соответствии с которым если экономическая несостоятельность (банкротство) должника – юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то на таких лиц при недостаточности имущества должника возлагается субсидиарная ответственность по обязательствам последнего. Иски о привлечении к субсидиарной ответственности указанных лиц предъявляются после открытия ликвидационного производства в хозяйственный суд в случае выявления недостаточности имущества должника. В период рассмотрения дела о банкротстве такие иски подаются в хозяйственный суд, рассматривающий это дело. Иски антикризисного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности предъявляются на сумму неудовлетворенных требований кредиторов и рассматриваются хозяйственным судом до вынесения определения о завершении ликвидационного производства. Кредитор (кредиторы) или его правопреемники, прокурор, государственные органы вправе предъявить иски о привлечении к субсидиарной ответственности в течение десяти лет с момента возбуждения дела о банкротстве в хозяйственный суд, рассматривавший дело о банкротстве.

Пленум Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь в п. 9 своего постановления от 27 октября 2006 г. № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» определил, что при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, в том числе руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая п. 3 ст. 52 Гражданского кодекса (далее — ГК), часть первая п/п 1.35 п. 1 Указа № 508), хозяйственным судам следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств:

– наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;

– совершения соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия;

– наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом;

– недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

В период рассмотрения дела о банкротстве иски о привлечении к субсидиарной ответственности указанных в настоящем пункте лиц, несущих субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены антикризисным управляющим, прокурором в интересах должника, а также государственным органом в случаях, предусмотренных законодательными актами, в хозяйственный суд, рассматривающий это дело.

В течение названного периода иски о привлечении к субсидиарной ответственности предъявляются после открытия ликвидационного производства, в случае выявления недостаточности имущества должника для полного удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, в том числе после продажи имущества должника, и рассматриваются хозяйственным судом до вынесения определения о завершении ликвидационного производства.

Размер требований к лицам, несущим субсидиарную ответственность на основании п. 3 ст. 52 ГК и части первой подпункта 1.35 п. 1 Указа № 508, определяется суммой непогашенных (неудовлетворенных) требований кредиторов, исчисленной как разница между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и размером этих требований, удовлетворенных в рамках производства по делу о банкротстве.

Кредитор (кредиторы), требования которого не были удовлетворены в полном объеме в рамках производства по делу о банкротстве, или его правопреемники, прокурор, государственные органы вправе предъявить иски о привлечении к субсидиарной ответственности указанных в настоящем пункте лиц, несущих субсидиарную ответственность, и после вынесения хозяйственным судом определения о завершении ликвидационного производства в течение десяти лет с момента возбуждения дела о банкротстве должника в хозяйственный суд, рассматривавший дело о банкротстве. При этом период времени с момента возбуждения дела о банкротстве до завершения ликвидационного производства засчитывается в указанный десятилетний срок.

Казалось бы, все должно быть предельно просто в части применения правового основания субсидиарной ответственности, предусмотренного п/п 1.35 п. 1 Указа № 508. Однако судебная практика рассмотрения таких споров весьма неоднозначна. Так, при установлении одного из четырех обстоятельств — наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия — все определено, то есть таким лицом является руководитель предприятия. В части доказывания недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов также все просто: в рамках процедуры экономической несостоятельности (банкротства) должника по результатам рассмотрения дела о банкротстве хозяйственный суд выносит решение о признании должника банкротом. Указанное решение является преюдициальным документом, устанавливающим недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, то есть указанное обстоятельство является установленным. Что же касается двух оставшихся обстоятельств (1 — совершение соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия; 2 — наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом), то в судебной практике на сегодняшний день нет единообразного подхода в части необходимой доказательной базы для установления указанных обстоятельств. То есть что понимать под действием (бездействием) уполномоченного должностного лица – руководителя, повлекшего банкротство предприятия.

Если рассмотреть судебную практику соответствующих споров в разрезе времени, то становится ясно, что в 2005-2006 гг. хозяйственные суды основывались на приговорах общих судов, которые устанавливали вину руководителей в совершении уголовно-наказуемых деяниях (например, выманивание кредита, мошенничество и т.д.), то есть в совершении руководителями должников сделок, заведомо направленных на образование кредиторской задолженности своего предприятия, которая не могла быть погашена ввиду недостаточности имущества предприятия, что влекло его банкротство. Таким образом, вина руководителя в совершении действий, повлекших признание должника банкротом, была установлена приговором суда. Хозяйственные суды отказывали в удовлетворении заявленных исковых требований в случае отсутствия вступившего в силу приговора суда, устанавливавшего соответствующие обстоятельства.

В 2007-2009 гг. отпала необходимость доказывания наличие вины, установленной приговором суда. Хозяйственные суды сами начали давать оценку действиям (бездействию) руководителей предприятий-банкротов. Анализировались сделки должника, заключенные на заведомо невыгодных условиях, которые повлекли убытки для предприятия, что могло явиться необходимым и достаточным основанием признания должника банкротом. Однако наибольший удельный вес решений о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей предприятий составляли решения, вынесенные на основании актов налоговых проверок, в которых указываются виновные лица в нарушении налогового законодательства — в основном директор и главный бухгалтер, которым вменяется бездействие в части отсутствия надлежащей организации бухгалтерского учета, что повлекло доначисление предприятию обязательных платежей и штрафных санкций и, в свою очередь, явилось достаточным условием признания должника банкротом. Что самое опасное для руководителей предприятий, так это то, что хозяйственные суды не разбираются в обстоятельствах, установленных актами налоговых проверок, то есть была ли вина руководителя в доначислении обязательных платежей и экономических санкций. Например, нередки случаи, когда предприятию поставляют товар на основании ТТН, которую при проведении проверки налоговая инспекция признает недействительной, что влечет доначисление НДС, взятого к вычету. Однако есть ли вина руководителя в этом? Руководствуясь принципом разумности и добросовестности участников гражданского оборота, руководитель, получая товар, подписывает ТТН и передает ее в бухгалтерию. Ни один нормативный правовой акт не предусматривает обязанность руководителя проверять полученную ТТН на предмет того, включена ли она в «черные списки» налоговой инспекции. А по результатам налоговой проверки ее признают недействительной, доначисляют обязательные платежи, в результате чего предприятие не способно их оплатить и вынуждено подавать заявление должника о банкротстве в соответствии со ст. 8 Закона о банкротстве. В указанной ситуации директору такого предприятия не избежать субсидиарной ответственности, хотя в его действиях никакого злого умысла не было, наоборот, имеет место правовой казус — он не должен был и не мог проверить первичный учетный документ на предмет его подлинности. Принимая во внимание, что на основании акта налоговой проверки возникает задолженность перед бюджетом, а интересы бюджета являются преимущественными, судебная практика безусловного привлечения к субсидиарной ответственности руководителей в случае доначисления предприятию обязательных платежей сохранится еще длительное время.

В ходе анализа правового основания субсидиарной ответственности, предусмотренного п/п 1.35 п. 1 Указа № 508, нельзя не остановиться на решении хозяйственного суда г. Минска, вынесенном в феврале 2010 г. Хозяйственный суд г. Минска, рассмотрев совместное исковое заявление кредиторов к директору должника, которое было подано после завершения производства по делу о банкротстве этого должника и исключения его из ЕГР ЮЛ и ИП, вынес решение о взыскании с директора этого должника суммы задолженности предприятия-банкрота перед ними в порядке привлечения его к субсидиарной ответственности по обязательствам банкрота. Истцами в качестве доказательств была представлена копия реестра требований кредиторов банкрота, подтверждающего размер неисполненных обязательств, и копия определения хозяйственного суда г. Минска о завершении ликвидационного производства в отношении этого банкрота. Никаких дополнительных доказательств, устанавливающих, какие именно действия (бездействия) совершил директор, которые явились необходимым и достаточным условием для признания должника банкротом, истцами представлено не было. Впервые в судебной практике хозяйственный суд г. Минска в мотивировочной части решения сделал вывод о том, что бывшего директора предприятия-должника необходимо привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам последнего в связи с тем, что он, как директор, отвечал за хозяйственную деятельность предприятия и допустил образование кредиторской задолженности, которую предприятие не смогло погасить. Суд усмотрел причинно-следственную связь между должностью директора и банкротством предприятия. Не значит ли это, что вскоре каждого директора хозяйственный суд будет привлекать к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия-банкрота только за то, что он является директором?

В таком случае целесообразнее внести изменения в действующее законодательство и предусмотреть норму, которая будет предусматривать ответственность директора всем своим личным имуществом по обязательствам возглавляемого им предприятия, как это предусмотрено для индивидуальных предпринимателей. Указанная ситуация абсурдна, так как институт субсидиарной ответственности в банкротстве потеряет свой смысл. К счастью, указанное выше решение хозяйственного суда г. Минска еще не вступило в законную силу, так как было обжаловано бывшим директором в апелляционную инстанцию, которая отложила рассмотрение апелляционной жалобы на неопределенный срок, в связи с направлением запросов в различные органы с целью установить какие-либо действия (бездействие) бывшего директора, повлекшие банкротство должника.

Принимая во внимание изложенные факты, будущим руководителям предприятий необходимо трижды подумать, стоит ли становиться директором.



Денис Василевский, юрисконсульт ЧУП "АРС Групп"
Специально для газеты "Антикризисное управление"


Газета "Антикризисное управление", №3(21) за март 2010 года


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 823
  судья 228
  юрист 1032
  банкрот 464
  кредитор 637
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio