Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  Залог в банкротстве
Законодательство Республики Беларусь предусматривает множество способов обеспечения исполнения обязательств. Одним из таких способов является залог, который возникает в силу договора, а также на основании акта законодательства.
 
Как известно, взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. Гражданский кодекс Республики Беларусь предусматривает также возможность для третьего лица выступить залогодателем в целях обеспечения исполнения обязательства должника.

Совсем не секрет, как происходит обращение взыскания на заложенное имущество в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства в рамках хозяйственной деятельности предприятия. А каковы гарантии кредитора (залогодержателя) в случае экономической несостоятельности (банкротства) в отношении должника–залогодателя, а также в случае экономической несостоятельности (банкротства) в отношении залогодателя–третьего лица?

В первом случае уже сложилась практика в сфере антикризисного управления, а также судебная практика разрешения соответствующих споров. Так, в соответствии со ст. 90 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» со дня вынесения хозяйственным судом определения об открытии конкурсного производства отменяются ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов, снимаются ранее наложенные в рамках гражданского или хозяйственного судопроизводства аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению имуществом должника, за исключением случаев, установленных хозяйственным судом. Для простоты понимания залог стали рассматривать именно как «иные ограничения по распоряжению имуществом должника», то есть кредиторы, антикризисные управляющие, хозяйственные суды с момента открытия конкурсного производства в отношении должника подразумевают, что залог прекратился. Однако ст. 333 Гражданского кодекса Республики Беларусь предусматривает закрытый перечень оснований для прекращения залога, в том числе с прекращением обеспеченного залогом обязательства; по требованию залогодателя при наличии соответствующих оснований; в случаях гибели заложенной вещи или прекращения залогового права, если залогодатель с согласия залогодержателя не восстановил или не заменил предмет залога; в случае продажи с публичных торгов заложенного имущества, а также в случае, когда его реализация оказалась невозможной. То есть открытие конкурсного производства в отношении должника не является основанием для прекращения залога. Такой же позиции придерживается и Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь, что следует из Разъяснения от 30 января 2007 г. № 03-29/161.

В любом случае кредитор-залогодержатель при банкротстве должника-залогодателя дает свое согласие на отмену обременения имущества должника в виде залога либо устно, либо письменно, если предметом залога является недвижимость. Кредитор-залогодержатель понимает, что его залоговые гарантии будут учитываться в процедуре банкротства должника, так как обязательства по его требованиям обеспечены залогом имущества должника, а значит его требования подлежат удовлетворению в четвертую очередь, а всех иных кредиторов, кроме бюджета и работников, — в пятую. Однако кредитор-залогодержатель теоретически может и не дать согласия на отчуждение залогового имущества-недвижимости. Для регистратора недвижимости определение хозяйственного суда об открытии конкурного производства в соответствии с перечнем административных процедур не является основанием для регистрации прекращения залога недвижимости, и актуальная отметка в едином государственном регистре недвижимости о зарегистрированном залоге является препятствием для регистрации договора купли-продажи недвижимости, если объект недвижимости реализуется не через торги, а по прямому договору купли-продажи. Однако кредитор-залогодержатель понимает, что если он не даст своего согласия на регистрацию сделки, то в случае продажи объекта недвижимости в процедуре банкротства с публичных торгов залог прекращается в соответствии со ст. 333  Гражданского кодекса Республики Беларусь. Таким образом, ему остается только предъявить в установленном порядке требование кредитора в адрес антикризисного управляющего должника и ждать удовлетворения в предпочтительном порядке перед кредиторами пятой очереди.

Во втором случае, когда речь идет об экономической несостоятельности (банкротстве) в отношении залогодателя-третьего лица, не являющегося должником по основному обязательству, залоговые гарантии кредитора (залогодержателя) полностью зависят от позиции антикризисного управляющего, хозяйственного суда и кредиторов, так как на сегодняшний день по указанному вопросу еще не сформирована единая правоприменительная практика. Рассмотрим подробнее теоретическую основу и практические примеры ситуаций, при которых залогом имущества банкротного предприятия обеспечено исполнение обязательства должника-третьего лица.

В соответствии со ст. 90 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» со дня вынесения хозяйственным судом определения об открытии конкурсного производства все требования кредиторов к должнику могут быть предъявлены только в установленном порядке, то есть путем направления требования кредитора в адрес антикризисного управляющего.

Согласно п. 29.2 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 2 декабря 2005 г. № 30 «О некоторых вопросах практики применения законодательства, регулирующего вопросы экономической несостоятельности (банкротства)» с момента открытия конкурсного производства все имущественные требования к должнику могут быть предъявлены путем направления управляющему заявления о требованиях.

Дает ли договор о залоге имущества должника-третьего лица, не являющегося должником перед кредитором в основном обязательстве, право на предъявление требования кредитора в адрес антикризисного управляющего такого должника? Практически все договора залога содержат условие, при котором в случае невозможности исполнения залогодателем обязательств в рамках заключенного договора залога залогодержатель имеет право требовать обращения взыскания на заложенное имущество. В случае банкротства залогодателя-третьего лица такое последствие и возникает, то есть должник-залогодатель не в состоянии исполнять условия договора залога, так как все полномочия по распоряжению имуществом должника переходят к антикризисному управляющему, а также возникает риск того, что залог прекратится в случае продажи заложенной недвижимости с торгов, в соответствии со ст. 333 Гражданского кодекса, и кредитор-залогодержатель не сможет воспользоваться своим правом на обращение взыскания на заложенное имущество и преимущественное перед иными кредиторами удовлетворение своих требований.

В рассматриваемом нами случае у кредитора-залогодержателя возникает имущественное требование к залогодателю-банкроту, несмотря на то, что между ними не существует основного обязательства, которое обеспечено залогом. Таким образом, договор залога дает право кредитору-залогодержателю предъявить требование кредитора в адрес антикризисного управляющего залогодателя-банкрота, так как в случае отсутствия процедуры банкротства такое имущественное требование (обращение взыскания на заложенное имущество) было бы заявлено в хозяйственный суд. Однако на этапе рассмотрения указанного требования антикризисным управляющим такому кредитору может быть отказано во включении его требования в реестр требований кредиторов должника-залогодателя, так как в соответствии со ст. 148 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» при определении размера требования кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника, учитывается задолженность должника по обязательству в части, обеспеченной залогом имущества должника. То есть при буквальном толковании указанной нормы для того чтобы признать требование кредитора и включить его в четвертую очередь удовлетворения, необходимо, чтобы основное неисполненное обязательство, которое обеспечивается залогом, существовало между залогодателем-должником и залогодержателем-кредитором. Теоретически такое имущественное требование должно быть включено в пятую очередь, если неисполнение обязательства и требование на основании договора залога возникло до открытия конкурсного производства либо отнесено к внеочередным платежам, если такое требование возникло после открытия конкурсного производства.

Однако вступившие в законную силу некоторые постановления хозяйственных судов, которые вынесены по результатам рассмотрения жалоб на действия антикризисных управляющих по вопросам рассмотрения требований кредиторов-залогодержателей на основании договоров залога недвижимости, говорят не только о неоднозначной судебной практике, но и диаметральной противоположности вынесенных судебных постановлений по однородным делам.

Так, Хозяйственный суд Витебской области, рассмотрев жалобу одного из белорусских коммерческих банков, содержащую требование о признании требования кредитора банка, основанного только на договоре залога недвижимости должника-залогодателя, при отсутствии между банком и должником основного обязательства (залог имущества третьего лица), вынес определение о включении кредиторского требования банка в реестр требований кредиторов банкрота-залогодателя в четвертую очередь удовлетворения. Возмущенные кредиторы пятой очереди обжаловали вынесенное определение в апелляционную и кассационную инстанции. Но вышестоящие инстанции посчитали законным включение в четвертую очередь требований банка, основанных только на договоре залога и предъявленного банком значительно позже того, как в отношении банкрота-залогодателя было открыто конкурсное производство. Однако даже если признать, что у банка возникает имущественное требование к залогодателю-третьему лицу (банкроту) на основании договора залога, требование по указанным выше основаниям подлежало бы удовлетворению либо во внеочередном порядке — как обязательство, возникшее после открытия конкурсного производства, либо в пятую очередь после требований кредиторов, предъявивших свои требования в установленный срок, но никак не в четвертую.

Противоположно Хозяйственному суду Витебской области, Хозяйственный суд г. Минска при рассмотрении аналогичного дела признал незаконными действия антикризисного управляющего, включившего требование кредитора банка-залогодержателя только на основании договора залога недвижимости в реестр требований кредиторов должника-залогодателя в четвертую очередь удовлетворения. В своем постановлении хозяйственный суд указал на то, что банк не может быть включен в четвертую очередь удовлетворения, так как между ним и должником-залогодателем не существует основного обязательства, что предусмотрено ст. 148 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» и рассмотрено нами выше. Банк обжаловал вынесенное по делу постановление, апелляционная и кассационная инстанция оставили указанное постановление без изменения.

Кассационная инстанция Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, давая правовую оценку двум однородным ситуациям при  рассмотрении двух разных дел, противоречиво обосновала законность диаметрально противоположных судебных постановлений. В одном случае требование кредитора-залогодержателя должно быть включено в четвертую очередь реестра требований должника-залогодателя (банкрота) при отсутствии основного обязательства между ними, во втором случае признаны незаконными действия антикризисного управляющего, который включил требования такого кредитора в четвертую очередь реестра требований должника-залогодателя (банкрота).

Приведенный анализ норм действующего законодательства, а также примеры судебной практики позволяют сделать вывод о том, что все-таки существует необходимость усовершенствования законодательства Республики Беларусь в части последствий открытия конкурсного производства для залога, а также учета требований кредиторов-залогодержателей в случае предъявления таковых в рамках процедуры банкротства должников-залогодателей.

Антикризисным управляющим, принимая во внимание  неоднозначный подход хозяйственных судов к возникающим спорам по вопросам учета таких требований кредиторов, следует более внимательно изучать представленные кредиторами первичные документы. А еще надежнее — управляющим следует отправлять таких кредиторов в хозяйственный суд, которому подведомственны споры по результатам рассмотрения управляющим требований кредиторов, так как если управляющий сам возьмет на себя ответственность и примет соответствующее решение, то рискует не только потерять свою лицензию, но оказаться на скамье подсудимых в качестве обвиняемого по статье «Превышение власти или служебных полномочий» (в настоящее время судом рассматривается уголовное дело в отношении бывшего антикризисного управляющего, включившего требование банка-залогодержателя в реестр требований кредиторов должника-залогодателя на основании договора залога имущества третьего лица).



Денис Василевский, юрисконсульт ЧУП "АРС Групп"
Специально для газеты "Антикризисное управление"



Газета "Антикризисное управление", №2(20) за февраль 2010 года


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 823
  судья 228
  юрист 1032
  банкрот 464
  кредитор 638
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio