Банкротство в Республике Беларусь
Банкротство Банкротство, Санация, Ликвидация
 
Антикризисное управление
 Главная О проекте Опыт и анализ Законодательство Вопрос-ответ Контакты 
  О ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРА УСТУПКИ ТРЕБОВАНИЯ
1. Предприятие сталкивается с необходимостью истребовать просроченную дебиторскую задолженность, а также платить по собственным счетам. Одним из выходов из сложившейся ситуации является уступка требования на возмездной основе. Однако при рассмотрении хозяйственных споров, в основе которых используются договора уступки требования, возникает ряд вопросов, связанных разграничением возмездной уступки требования и договора факторинга. Просим разъяснить, какие договора являются возмездной уступкой требования, не являются факторингом, следовательно, носят правомерный характер и не влекут за собой неблагоприятных последствий в виде признания сделки недействительной? Можно ли передавать по средствам договора уступки требования только права на пеню и проценты по статье 366 Гражданского кодекса Республики Беларусь? 2. Будет ли считаться факторингом уступка права требования, если новый кредитор возмещает первоначальному кредитору сумму, равную размеру уступаемого требования, однако при этом пользуется своим правом на взыскание пени и процентов за пользование чужими денежными средствами? Может ли поставщик после погашения основного долга получателем заключить договор уступки права требования с третьим лицом (новым кредитором), передав ему право требования, как имущественное право, на взыскание с получателя суммы штрафных санкций — пени и процентов за пользование чужими денежными средствами? Норма статьи 359 Гражданского кодекса Республики Беларусь, допуская в качестве общего правила уступку права требования, указывает наряду с общими случаями запрета перехода права кредитора случаи, при которых уступка требования не допускается. С этой связи, поскольку, по нашему мнению, сумма штрафных санкций не является платой за поставленную алкогольную продукцию вправе ли поставщик уступить третьему лицу (новому кредитору) право требования с получателя — должника суммы штрафных санкций?
  Ответ на первую группу вопросов. Правовому регулированию перемены лиц в обязательстве посвящена глава 24 ГК, само название которой указывает на то, что данные правоотношения вытекают из обязательства.
    Вместе с тем при заключении договоров уступки требования юридические лица и индивидуальные предприниматели должны учитывать положения статьи 392 ГК, которые устанавливают, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством. Это означает, что поведение участников договорных отношений регулируется как самим договором в силу их права по своему усмотрению определять свои права и обязанности, так и нормами актов законодательства, распространяющих свое действие на договор исключительно в силу характера содержащихся в них предписаний.
    ГК прямо не регламентировано, какие условия договоров уступки требования являются существенными для действительности этого типа договоров. В связи с этим, исходя из действия общей нормы, закрепленной в части второй пункта 1 статьи 402 ГК, единственным существенным условием договоров, связанных с переменой лиц в обязательстве, следует признать условие о его предмете. Следовательно, если условие о предмете договора не определено текстом договора, то такой договор должен быть признан судом незаключенным со всеми вытекающими последствиями.
    Следует также отметить, что положениями части первой статьи 401 ГК, которыми определено, что при толковании условий договора судом принимаются во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Если правила, содержащиеся в части первой статьи 401 ГК, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.
    Согласно пункту 1 статьи 353 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства. Из смысла этой нормы Закона следует, что в договоре об уступке требования следует указывать, какое требование передается и на каком обязательстве оно основано.
    Одной из наиболее распространенных ошибок, совершаемых при заключении договоров уступки требования, является отсутствие в договорах четкого указания на конкретное обязательство, из которого возникло требование. Контрагенты, согласовав в договоре сумму уступаемого денежного требования и указав договор, из которого это требование вытекает, считают, что предмет договора уступки требования определен ими надлежащим образом.    Однако представляется, что это не так. Договор и обязательство — понятия не тождественные. Договор является основанием возникновения обязательства. Отсутствие в договоре уступки требования указания на обязательство, по которому требование уступается, влечет беспредметность договора, что в силу части первой статьи 402 ГК является основанием признания такого договора незаключенным.
    Постановлением Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21 апреля 2001 года № 7 «Об обзоре судебной практики рассмотрения споров, возникающих в связи с уступкой требования (цессией) и переводом долга» (далее — постановление Президиума) установлено, что при заключении договора перевода долга либо же уступки требования стороны должны соблюдать такое существенное условие, как указание обязательства, из которого вытекает обязанность по погашению образовавшейся задолженности или право требования. Помимо этого, необходимо также определять характер юридической связи между сторонами договора, то есть на каких условиях кредитор уступает право требования или же новый должник принимает долг.
    В соответствии с требованиями статьи 355 ГК право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Таким образом, в случае перехода прав кредитора от одного лица к другому лицу само обязательство остается неизменным, изменяется лишь одна из сторон указанного обязательства, то есть вместо одного лица на стороне кредитора возникает другое лицо.
    Таким образом, договор уступки требования не относится к формам прекращения обязательств (как денежных, так и не денежных), так как влечет замену лиц в обязательстве, но не прекращают обязательства. Учитывая это, невозможно определить форму прекращения переданных обязательств, рассматривая только один договор уступки требования. В связи с этим при определении формы прекращения обязательств по договорам уступки требования организациям следует руководствоваться первоначальным основным договором, при заключении которого возникли обязательства у сторон.
    Кроме того, согласно пункту 2 статьи 353 ГК для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законодательством или договором.
    Вместе с тем, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.
    Нормами статьи 356 ГК установлено, что кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.
    Под документами, удостоверяющими право требования, понимаются, прежде всего, оригинал договора, являющегося основанием возникновения обязательства, требование по которому передается, а также подлинники любых иных документов, позволяющих определить обязательство, объем и сущность передаваемых требований: счета, платежные документы, накладные, акты сверки расчетов, акты приемки-сдачи работ и т.д. Для избежания судебных споров в договорах уступки требования представляется целесообразным указывать: перечень документов, которые должны быть переданы первоначальным кредитором новому, сроки передачи документов, дату вступления договора в силу.
    Необходимо также обратить внимание на то обстоятельство, что в соответствии с пунктом 1 статьи 359 ГК уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит законодательству или договору.
    Согласно статьям 360, 361 ГК уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.
    Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.
Заключив договор уступки требования, первоначальный кредитор теряет все свои права и не может требовать от приобретателя никаких денежных сумм, полученных приобретателем от должника.
    Порядок проведения факторинговых операций на территории Республики Беларусь регулируется ГК (глава 43, статья 772), Банковским кодексом Республики Беларусь от 25 октября 2000 года (далее — БК), а также Правилами проведения банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями финансирования под уступку денежного требования (факторинга), утвержденными постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 30 августа 2001 года № 229.
    Понятие факторинга дано в статье 155 БК, согласно которой по договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) одна сторона (фактор) обязуется другой стороне (кредитору) вступить в денежное обязательство между кредитором и должником на стороне кредитора путем выплаты кредитору суммы денежного обязательства должника с дисконтом. Под дисконтом понимается разница между суммой денежного обязательства должника и суммой, выплачиваемой фактором кредитору. При этом дисконт может исчисляться в виде процентов, начисленных на сумму денежного обязательства.
В соответствии с частью первой статьи 14 БК финансирование под уступку денежного требования (факторинг) является банковской операцией, которая в силу статьи 93 БК подлежит лицензированию.
    В указанном постановлении Президиума отмечено, что договор факторинга представляет собой частный случай уступки требования, однако его особенностью является то, что в качестве фактора может выступать лишь специализированная организация (банк, кредитная организация), которая имеет соответствующее разрешение на осуществление таких действий.
Нормами части четвертой 14 БК установлено, что такая операция, как приобретение права (требования) исполнения обязательств в денежной форме от третьих лиц, не относится к банковским операциям (т.е. операциям, которые могут совершать исключительно банки и небанковские кредитно-финансовые организации). Согласно постановлению Президиума, если по договору уступки требования новый кредитор обязуется не позднее установленного срока перечислить первоначальному кредитору сумму неисполненного должником обязательства за вычетом предусмотренного сторонами вознаграждения, то условие о выплате вознаграждения противоречит сущности договора уступки требования — по такому договору первоначальный кредитор не вправе требовать от нового кредитора денежных сумм.
В данном случае условия заключенного между сторонами договора соответствуют договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга), по которому фактор выплачивает кредитору часть суммы денежного обязательства должника с переходом прав кредитора фактору (статья 772 ГК).
    Следует также отметить, что уступка требования в первую очередь направлена на смену лиц в обязательстве, на замену кредитора. Тогда как для факторинга смена лиц в обязательстве является второстепенной, а его главная цель - получение финансирования.
Ответ на вторую группу вопросов. Положениями статьи 355 ГК установлено, что если иное не предусмотрено законодательством или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.
В постановлении Президиума отмечено, что удовлетворение хозяйственным судом в полном объеме требования нового кредитора о взыскании должника суммы долга и пени за просрочку исполнения обязательства является правильным исходя из того, что размер, срок и условия исполнения обязательства не изменяются при уступке требования.
Положения ГК об объеме уступаемых прав носят диспозитивный характер и допускают возможность соглашения сторон об ином, чем указано в статье 355 ГК, объеме прав, передаваемых новому кредитору.
Из анализа нормы статьи 355 ГК представляется, что уступка требования прав, обеспечивающих исполнение обязательства, в отрыве от основных обязательств недействительна.


 
поиск по сайту
 
  Наш альянс:
 
 
Банкротство
Информационно-аналитический ресурс "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
антикризисное управление
 
 


  торги
 

Архив объявлений о торгах


  вопрос
Кто вы?
 
 
  управляющий 817
  судья 228
  юрист 1031
  банкрот 458
  кредитор 635
© bankrot.by / Банкротство в Республике Беларусь
адрес: Республика Беларусь, 220012, г. Минск, а/я 1
тел.: +375 29 650-05-70, e-mail: gv@trust.by
Design by Normality studio